Pressekonferenz des Außenministers Russlands Sergej Lawrow über die Probleme der europäischen Sicherheit – Пресс-конференция С.Лаврова по проблематике европейской безопасности – Москва, 1 декабря 2022 года   Leave a comment

Пресс-конференция С.Лаврова по проблематике европейской безопасности

«Удержать русских вне Европы»: Сергей Лавров назвал главную цель существования НАТО

Лавров заявил, что Россия никогда не просила о переговорах с Украиной
1 декабря 2022 11:52 https://www.kp.ru/daily/27478/4686057/https://rutube.ru/video/6cd31f44e19f82cda37bf3b0d08f314d/
Глава МИД России Сергей Лавров провел пресс-конференцию по проблемам европейской безопасности. Среди основных вопросов – гегемония НАТО и расширение границ Североатлантического альянса, отношения Москвы и Брюсселя, украинский кризис.
«КП» собрала ключевые цитаты министра иностранных дел.

О философии НАТО
Мы помним, как создавалось НАТО. Первый генеральный секретарь НАТО Гастингс Исмей вывел формулу – держать русских вне Европы, американцев – в Европе, а немцев – под контролем. Сейчас то, что происходит, означает возвращение НАТО к тем концептуальным приоритетам, которые были выработаны 73 года назад. Русских хотят держать вне Европы. Американцы хотят, да уже поработили всю Европу, а под контролем держат не только немцев, а весь Европейский Союз. Поэтому никуда после прекращения холодной войны философия доминирования, односторонних преимуществ не исчезла.

О разрушительной деятельности НАТО
За время своего существования НАТО едва ли может приписать себе хотя бы одну реальную историю успеха — она несёт разруху и страдания. Агрессия против Сербии, Ливии, уничтожение ливийской государственности, Ирак, Афганистан, которому Альянс последние 20 лет пытался привить демократию в своем понимании. Также весьма красноречивым является тот факт, что не удается решить вопрос с безопасностью в сербском крае Косово, где НАТО находится более двух десятилетий.

Об учениях НАТО
Учения НАТО за последние годы становятся все интенсивнее, все более откровенными и направленными на сдерживание России. Они пытаются затушевать антиросиссийскую направленность, но она очевидна. И все ближе к нашим границам – это и Балтика, и Черное море, и сухопутные учения в Польше. Все это противоречит основополагающему акту Россия-НАТО, подписанному в 1997 году. Ключевым элементом этого документа являлось обязательство НАТО отказаться от размещения существенных боевых сил на территории новых членов Альянса на постоянной основе. Хорошее обязательство. Это был компромисс. Спустя время мы предложили расшифровать понятие «существенные боевые силы». НАТО отказалось категорически. И нам сказали, что они обязались этого не делать на постоянной основе, а в качестве ротации можно.

О мартовских переговорах Москвы и Киева
Мы были готовы обсуждать вопрос безопасности уже после начала СВО. Когда в марте украинцы попросили о переговорах и мы на эти переговоры пошли, и после нескольких раундов 29 марта в Стамбуле украинцы дали нам документ, и те принципы, которые там содержались, мы поддержали. Обеспечение безопасности Украины через уважение ее внеблокового статуса, (не будет вступать в НАТО), через уважение ее безъядерного статуса и предоставление ей гарантий на коллективной основе – от пятерки постоянных членов Совбеза ООН, также упоминалась Турция и Германия. Мы согласились, но украинцам видимо через день-два сказали их американские товарищи: зачем вы это делаете? Мы через вас должны истощать российскую армию, мы через вас должны потратить максимальное количество вооружений, которой есть у европейских стран, чтобы потом они покупали новое вооружение у нас, у США, обеспечивая доход нашим военным корпорациям.

О «просьбах» России о переговорах с Киевом
Когда нас обвиняют, что мы просим о каких-то переговорах, чтобы выиграть время для того, чтобы собрать дополнительные силы на проведение СВО, – это и смешно, и неприятно. Потому что люди врут, и врут откровенно. Потому что никогда ни о каких переговорах мы не просили. Но всегда говорили: если кто-то имеет интерес к переговорному решению, мы готовы выслушать.

О призывах к переговорам со стороны Европы
Папа Франциск уже давно говорит об этом. С таких же общих позиций выступал Макрон, канцлер Шольц говорил, что продолжит говорить с Путиным. Президент Турции Эрдоган не раз об этом говорил. От Италии я таких инициатив, кроме Святого престола, не припомню. Но никто ничего конкретно не предлагает.
Папа Франциск и к переговорам призывает, но и делал непонятное заявление, совсем не христианское, выделив две народности РФ, от которых можно ожидать зверств во время СВО. Ватикан сказал, что этого больше не повторится, что произошло недоразумение. Но это делу не помогает и не добавляет авторитету Святому престолу.

О возможности начала ядерной войны
Наша ответственность с США, как двух крупнейших ядерных держав, никуда не исчезает. У нас есть совместное заявление президентов от июня 2021 года, что ядерная война не может быть выиграна никем, поэтому ее нельзя развязывать. Есть аналогичное заявление пяти ядерных государств. Мы были готовы пойти дальше и сказать, что не только нельзя развязывать ядерную войну, но недопустима любая война между ядерными державами, даже если ее кто-то задумает начать конвенциальными средствами, риск перерастания в ядерную будет огромен.

О безопасности России
Когда коллективная безопасность не получается, каждый беспокоится о своей безопасности сам. Для нас угроза, которую США и их союзники создавали для России из Украины, она реальна. Бжезинский говорил еще в 1998-м году: надо оторвать Украину от России, потому что Россия с Украиной – это империя, а без Украины – это региональный игрок. Цель ставилась давно.

О целях Запада на Украине
Цель, объявленная на Украине, не спасти демократию на Украине, а нанести России поражение на поле боя. А то и разрушить Россию. Но цель нанести России поражения – как это может не иметь значения для стратегической стабильности, когда одного из ключевых игроков хотят уничтожить. При этом нам говорят: Украину надо обсуждать с украинцами, когда они захотят, а мы с вами обсудим ядерную стабильность – это как-то наивно.

Пресс-конференция С.Лаврова по проблематике европейской безопасности, Москва, 1 декабря 2022 года
Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по проблематике европейской безопасности, Москва, 1 декабря 2022 года

Пресс-конференция Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова по проблематике европейской безопасности, Москва, 1 декабря 2022 года
Уважаемые представители СМИ, Добрый день.
01.12.2022 22:07 https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1841407/
Спасибо, что откликнулись на наше приглашение. Считали важным именно сегодня поговорить о проблемах европейской, а стало быть, и глобальной безопасности. В Европе все в большей степени наблюдаются претензии со стороны натовцев на доминирование в общепланетарном масштабе. Индо-Тихоокеанский регион уже объявлен зоной ответственности альянса. Происходящее на нашем континенте интересует не только европейцев, жителей Северной Америки, но и представителей всех других стран мира, прежде всего развивающихся, которые хотят понять, какие инициативы в отношении их регионов могут готовить государства НАТО, заявившие о своих глобальных амбициях.
Почему мы решили сегодня провести эту пресс-конференцию? В этот день в Лодзи начинается мероприятие, которое обычно называлось заседание Совета министров иностранных дел Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). В этой связи сегодня представляется хороший повод, чтобы посмотреть, какую же роль сыграла эта структура с момента своего создания.
Хельсинкский Заключительный акт был подписан в 1975 г. и расценивался как величайшее достижение дипломатии того времени, как предвестник новой эры в отношениях между Востоком и Западом. Тем не менее проблем с тех пор становилось всё больше. На сегодняшний день проблемных вопросов в том, что сейчас называется ОБСЕ, накопилось огромное количество. Они имеют глубокую историческую проекцию и уходят корнями в позднесоветский период, в конец 1980-1990 гг., когда количество упущенных возможностей превысило все мыслимые ожидания самых пессимистически настроенных аналитиков.
Давайте вспомним 1990 г. – предвкушение окончания «холодной войны». Многие уже в то время даже провозгласили её конец. Было ожидание всеобщего погружения в общечеловеческие ценности и получения всеми «дивиденда мира». В том же самом 1990 г. проходил саммит структуры, которая тогда называлась Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В ходе мероприятия на высшем уровне все страны-участницы, включая страны НАТО и государства Варшавского договора приняли в Париже Хартию для Новой Европы, которая зафиксировала завершение «эры конфронтации и раскола континента», провозгласила ликвидацию барьеров для построения подлинно общеевропейского дома без разделительных линий.
Это был 1990 г. Казалось бы, если все пришли к таким правильным декларациям, что же помешало их выполнять? Дело в том, что Запад не собирался предпринимать никаких шагов, дабы эти красивые слова и обязательства превратились в реальные дела. Можно с уверенностью говорить, что Запад в то время подписывался под такого рода лозунгами в расчёте на то, что наша страна никогда уже не вернёт свои позиции ни в Европе, ни тем более в мире. Западники исходили из того, что наступил, как тогда говорили, «конец истории». Теперь всё будет идти по правилам либеральной демократии, можно расслабиться и обещать, что угодно. Эти красивые лозунги «повисли в воздухе».
Интересный факт того периода. На завершающем этапе саммита СБСЕ в Париже в 1990 г. Госсекретарь США Дж.Бейкер предупреждал американского президента, что «реальную угрозу НАТО может представлять именно Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе». Понимаю его — это на самом деле так. Ведь когда завершалась «холодная война», многие здравомыслящие дальновидные политики и политологи говорили о том, что лучше бы сейчас отказаться не только от исчезнувшего уже к тому времени Варшавского договора, но и от Североатлантического альянса, и приложить все усилия для того, чтобы ОБСЕ стало подлинным мостом между Востоком и Западом, единой платформой для реализации совместных целей на основе баланса интересов каждой из стран-участниц.
Этого не произошло. На деле Запад стремился сохранить свое доминирование. В перспективе воплощения в жизнь лозунгов о равноправии и отсутствии разделительных линий и барьеров, о подлинном общеевропейском доме западники видели угрозу своим позициям, нацеленным на доминирование Вашингтона, Брюсселя во всех мировых делах и, прежде всего, в Европе. Этот «основной инстинкт», который никогда не исчезал ни у американцев, ни у других натовцев, объясняет курс на безоглядное расширение НАТО, лишающее значимости основной смысл ОБСЕ как коллективного инструмента обеспечения равной и неделимой безопасности, и обесценивает все те «красивые» документы, принимавшиеся в организации с 1990-х гг. Западу было принципиально важно доказать, кто в общеевропейском доме, который все коллективно обязались строить, является хозяином. По сути дела, именно оттуда берет своё начало пресловутая концепция «миропорядка, основанного на правилах». Запад эти «правила» уже тогда считал неотъемлемой частью своей позиции на мировой арене. Именно это ощущение, что западные «правила» могут решать любые проблемы без консультаций с кем-либо, стали причиной того, что Запад счел дозволенным почти 80 дней варварски бомбить Югославию, уничтожая всю её гражданскую инфраструктуру. Затем западники под надуманным предлогом вторглись в Ирак и разбомбили там всё необходимое для жизни гражданского населения и жизнеобеспечения страны. Потом было уничтожено ливийское государство. Последовали многие другие авантюры, о которых Вы хорошо знаете.
Агрессию против Югославии мы вспоминаем, потому что её результаты «аукаются» до сих пор. Это шаг был грубейшим нарушением Хельсинкских принципов. Именно тогда, в марте 1999 г. натовцы, желая продемонстрировать свою вседозволенность открыли «ящик Пандоры», растоптав провозглашенные в ОБСЕ устои европейской безопасности.
Россия не теряла надежды на то, что нам удастся вернуться к истокам Хельсинкских принципов. Мы продолжали бороться за ОБСЕ. Предложили на основе Хельсинкского Заключительного акта подготовить юридически обязывающий документ, а именно Устав ОБСЕ. Запад на это не согласился.
Итогом усилий тех, кто был честно заинтересован в общеевропейских подходах к решению всех проблем, стало принятие в 1999 г. в Стамбуле важных документов, в частности, Хартии европейской безопасности. Удалось адаптировать Договор об обычных вооружённых силах в Европе (ДОВСЕ) под факт исчезновения Варшавского договора. Изначальный ДОВСЕ писался, когда существовали два военно-политических блока – НАТО и Организация Варшавского договора (ОВД). Последняя прекратила существование. Естественно, что количество вооружений, согласованное в контексте противостояния Востока и Запада Европы, потеряло смысл, когда многие европейские страны стали «втягиваться» в Североатлантический альянс. После целого ряда непростых переговоров удалось адаптировать ДОВСЕ и подписать его в 1999 г. в Стамбуле. Тогда это было провозглашено как одобрение документа, признанного «краеугольным камнем европейской безопасности».
https://www.osce.org/files/f/documents/7/1/39573.pdf
Судьба обновленного договора известна. США запретили своим союзникам ратифицировать адаптированный ДОВСЕ в стремлении сохранить старый документ, который после исчезновения ОВД однозначно обеспечивал доминирование НАТО на юридической основе. В последующий период американцы вышли из Договоров об ограничении систем противоракетной обороны, о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, а также разрушили Договор по открытому небу. ОБСЕ взирало на всё это не то чтобы безразлично, но не имея возможности произнести какие-то правильные коллективные слова – этого не делали ни председатели Организации, ни её генеральные секретари.
Второй документ, принятый в Стамбуле также в 1999 г. – Хартия европейской безопасности, подчеркивал, что никто не в праве обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других. Тем не менее расширение НАТО на восток продолжалось несмотря на все декларации, одобренные на высшем уровне всеми членами ОБСЕ.
В 2010 г. нам с единомышленниками, тоже не терявшим надежды на спасение Организации, удалось на саммите в Астане принять еще одну декларацию на высшем уровне, гласившую, что безопасность должна быть равной и неделимой, что государства имеют право выбирать союзы, но при этом не имеют права делать ничего для укрепления своей безопасности за счет ослабления безопасности других. Важная констатация заключалась в том, что ни одна страна и ни одна группа стран не имеют права претендовать на исключительную роль в сфере безопасности в Евроатлантике.
Как вы можете понять, если следите за развитием событий в Европе в последние годы, НАТО нарушала все обязательства. Расширение альянса создавало прямые угрозы Российской Федерации. Военная инфраструктура блока вплотную приближалась к нашим границам. Это было запрещено обязательствами Стамбульской декларации 1999 г. НАТО однозначно заявила, что только альянс будет решать, кому предоставлять юридические гарантии безопасности. Это также являлось прямым нарушением обязательств Стамбула и Астаны.
Мы поняли, что эти политические декларации натовцы просто игнорируют и считают себя в праве вообще не обращать на них внимания, несмотря на стоящими под этими документами подписи их президентов. Ещё в 2008 г. российская сторона предложила кодифицировать эти политические декларации с тем, чтобы сделать их юридически обязывающими. Нам ответили отказом, заявив, что такого рода правовые гарантии в Европе могут предоставляться только в рамках НАТО. Бездумный курс на искусственное расширение этого блока в отсутствие каких-либо реальных угроз для натовских стран проводился абсолютно осознанно и сознательно.
Помним, как создавалась НАТО. Первый Генеральный секретарь альянса Г.Исмей вывел в своё время формулу: «держать русских вне Европы, американцев – в Европе, а немцев – под контролем Европы». Происходящее сейчас означает ни что иное, как возвращение альянса к концептуальным приоритетам, выработанным 73 года назад. Ничего не изменилось: «русских» хотят держать вне Европы, американцы хотят, да и уже поработили всю Европу и держат под контролем не только немцев, а весь Евросоюз. Философия доминирования и односторонних преимуществ после прекращения «холодной войны» никуда не исчезла.
За время своего существования НАТО едва ли смогла записать себе «в актив» хотя бы одну реальную «историю успеха». Альянс несет вовне разруху и страдания. Уже упоминал агрессии против Сербии и Ливии с уничтожением ливийской государственности, к которым добавился Ирак. Вспомним и последний пример – Афганистан, которому в течение 20 лет альянс безуспешно пытался «привить» демократию в своем понимании. Красноречивым является и тот факт, что по-прежнему не удается решить проблемы с безопасностью в сербском крае Косово, где натовцы тоже находятся уже более двух десятилетий.
Если говорить о миротворческих способностях США, посмотрите, сколько десятилетий американцы пытаются навести порядок в такой небольшой и подконтрольной им стране как Гаити. Это не Европа. Примеров подобного рода за пределами европейского континента – огромное количество.
Если в 1991 г. в НАТО состояла из 16 стран, то сейчас их уже 30. На пороге вступления – Швеция и Финляндия. Альянс всё ближе к нашим границам размещает свои силы и военную инфраструктуру. Постоянно наращивает потенциалы и средства, придвигая их к России. Проводятся маневры, в которых фактически в открытую наша страна объявляется противником. НАТО активно расширяет свою деятельность на постсоветском пространстве. Заявила о претензиях на Индо-Тихоокеанский регион, а теперь ещё и на Центральную Азию. Все эти прицелы на глобальное доминирование – прямое и грубое нарушение Лиссабонской декларации 2010 г., под которой стоят подписи всех президентов и премьер-министров Североатлантического блока.
https://www.nato.int/cps/ru/natolive/official_texts_68828.htm
До последнего мы пытались удержать ситуацию в Евроатлантике от дальнейшей деградации. В декабре 2021 г. Президент В.В.Путин выдвинул новые предложения о гарантиях безопасности – Проект договора между Россией и США и проект соглашения между Россией и НАТО. В этой ситуации, фиксируя, с какой настойчивостью Запад «тянул» в НАТО Украину – это было очевидной «красной линией» для Российской Федерации, о чём долгие годы Западу было известно – мы предложили отказаться от расширения альянса и договориться о конкретных юридически обязывающих гарантиях безопасности для Украины, для Российской Федерации, для всех европейских государств и для всех стран-участниц ОБСЕ. Никакого обсуждения не получилось. На наш призыв комплексно и творчески подойти к этой ситуации нам твердили только одно: каждая страна, и, прежде всего, Украина имеет право вступить в НАТО, и никто ничего с этим поделать не сможет. Все компоненты компромиссной единой формулы: о неделимости безопасности, что нельзя это делать в ущерб безопасности других, чтобы одна организация претендовала на доминирование в Европе, – попросту игнорировались.
https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1790809/
В декабре 2021 г. Вашингтон предпочел не воспользоваться реальным шансом на деэскалацию. А он был и не только у США, но и у ОБСЕ, которая вполне могла бы способствовать разрядке напряженности, если бы сумела добиться урегулирования кризиса на Украине на основе Минского «Комплекса мер», согласованного в феврале 2015 г. и в том же месяце единогласно одобренного резолюцией СБ ООН. Исполнительные структуры Организации по сути дела оказались в полном подчинении США и Брюсселя, взявших курс на всестороннюю поддержку киевского режима в его политике искоренения всего русского – образования, СМИ, использования языка в культуре, искусстве и повседневной жизни. Западники поддерживали киевский режим и в его линии на законодательное насаждение теории и практики нацизма: соответствующие законы принимались без какой-либо реакции из «просвещенных» столиц западных демократий, а также в его усилиях по превращению Украины в плацдарм для сдерживания России, в территорию прямых военных угроз нашей стране. Сейчас эти факты хорошо известны. Отмечу, что свою лепту в дискредитацию ОБСЕ внесла и Специальная мониторинговая миссия (СММ) на Украине, которая в грубейшее нарушение своего мандата не реагировала на ежедневные нарушения Минских соглашений со стороны ВСУ и нацбатальонов. Фактически миссия Организации встала на сторону киевского режима. Уже после прекращения её деятельности вскрылись нелицеприятные факты взаимодействия СММ с западными спецслужбами, а также участия якобы нейтральных наблюдателей ОБСЕ в корректировке огня по позициям ЛДНР, в сборе разведданных в интересах ВСУ и националистических батальонов: им передавалась информация с камер наблюдения Миссии, установленных у линии соприкосновения.
Все эти очевидные проблемы, которые многие из вас вскрывали и предавали гласности, хотя не всем вам это разрешали ваши редакции, замалчивались СММ. Миссия сознательно закрывала глаза на все нарушения, в том числе, на подготовку силового решения проблемы Донбасса, которое планировал киевский режим, публично отказываясь устами П.А.Порошенко, а затем В.А.Зеленского от выполнения Минских договоренностей. Запад молча потакал таким неприемлемым действиям. В середине февраля с.г. количество непрекращавшихся все эти долгие годы обстрелов территории ЛНР и ДНР возросло десятикратно – имеется статистика, её не скроешь. В Россию хлынул огромный поток беженцев. Нам не оставалось иного выбора для спасения жителей Донбасса и для ликвидации угроз безопасности Российской Федерации с украинской территории, кроме как признать ЛНР и ДНР и в соответствии со статьей 51 Устава ООН начать по их просьбе специальную военную операцию для их защиты от нацистов.
Отмечу, что такая неприглядная линия ОБСЕ имеет свое объяснение. Пользуясь арифметическим превосходством в этой Организации, Запад уже долгие годы пытается осуществить приватизацию, а более правильно сказать рейдерский захват ОБСЕ, подчинить себе эту последнюю площадку общерегионального диалога. Был ещё Совет Европы, но его Запад уже покалечил, без шансов на выздоровление. Теперь под «прицелом» ОБСЕ. Её полномочия, компетенции, всячески размывают и растаскивают по узким неинклюзивным форматам.
Стараниями ЕС создаются параллельные структуры, совещания вроде Европейского политического сообщества. 6 октября с.г. в Праге состоялась инаугурационная встреча этого формата. Подготавливая это мероприятие и объявляя об инициативе создания Европейского политического сообщества, Президент Э.Макрон с гордостью заявил, что были приглашены все кроме России и Белоруссии. Ему сразу стали «подпевать» такие видные деятели европейской дипломатии как Ж.Боррель, А.Бербок, сказавшие, что безопасность надо строить не с Российской Федерацией, как к этому призывала А.Меркель и другие европейские лидеры, а против неё. Изобретаются и другие структуры, чтобы в духе колониального мышления навязать остальным странам конфронтационные подходы, растащить повестку дня ОБСЕ по узким форматам, по различным платформам, призывам и партнерствам.
Несколько лет назад Германия и Франция, провозгласив инициативу создания Альянса мультилатералистов, куда они сами будут приглашать тех, кого захотят, нанесли «удар в спину» ОБСЕ. Примерно также США приглашают только «своих» людей на то, что они называют «Саммитом за демократию». Когда мы спросили у немцев и французов, зачем создавать Альянс, когда в Европе уже есть инклюзивная структура ОБСЕ, а в глобальном формате есть ООН – куда уж чем более многосторонние форматы? Нам ответили, что в этих структурах действительно присутствуют все страны, но для эффективного мультилатерализма надо работать не в ОБСЕ и ООН, а требуется создать группу лидеров. Мол, в ОБСЕ и ООН присутствуют «ретрограды», которые будут мешать продвижению вперед эффективного мультилатерализма. Именно они, прогрессисты, будут этим заниматься, а остальные пусть подстраиваются – такая философия, также подрывающая все те высокие принципы, на которых выстраивалась ОБСЕ.
В результате всего этого пространство безопасности в Европе окончательно фрагментируется, а сама Организация становится, мягко говоря, маргинальным образованием. Действующие председатели ОБСЕ за последние годы совсем не горели желанием как-то эту негативную тенденцию поломать. Наоборот.
Шведы председательствовали в 2021 г., и уже тогда стали открыто действовать не как «честные брокеры», а как активные участники западной политики по подчинению ОБСЕ интересам США и Брюсселя. По сути, именно шведы начали подготовку к «похоронам» Организации.
Наши польские соседи весь нынешний год усердно выкапывают «могилу» для ОБСЕ, разрушая остатки культуры консенсуса. Действия Варшавы грубо нарушают Правила процедуры и решения директивных органов Организации. Ещё в 2002 г. на министерском заседании в Порту был принят специальный документ о том, как должен себя вести действующий председатель, что он обязан не допускать несоответствие своих действий позициям, которые согласованы всеми государствами-участниками, т.е. консенсусом, и обязан обеспечивать учет в своих шагах и заявлениях весь спектр мнений стран-членов Организации. Мы в рамках ОДКБ, на уровне министров иностранных дел шести стран 23 ноября с.г. одобрили специальное заявление, в котором высказали принципиальные оценки этих непотребных действий польского председательства. Знаем, что и целый ряд других стран ОБСЕ разделяет эту позицию. Могу ответственно сказать, что «антипредседательство» Польши займёт в истории Организации самое неприглядное место. Никто никогда не наносил такого ущерба ОБСЕ, стоя у её руля.
Усилия стран Запада долгие годы были направлены на недопущение выстраивания системы равной и неделимой европейской безопасности вопреки всем «заклинаниям», которые принимались в рамках политических деклараций. Сейчас мы пожинаем плоды этой недальновидной ошибочной политики. Попраны дух и буква базовых документов ОБСЕ. Организация создавалась в свое время для общеевропейского диалога. Уже приводил цели, выдвигаемые Западом и председателями ОБСЕ в нынешнем и прошлом году. Всё это ставит непростые вопросы о том, какими будут наши общие отношения с Организацией. Важнее то, что будет с самой ОБСЕ. Ясно лишь то, что если и когда в какой-то момент времени наши западные соседи, а от соседства никуда не деться, и бывшие партнеры вдруг заинтересуются тем, чтобы как-то вернуться к совместной работе по европейской безопасности, то такого восстановления не получится. Это означало бы возвращение к чему-то, что было раньше, но «бизнеса» как обычно не будет.
Когда и если Запад поймет, что соседствовать лучше, опираясь на какие-то взаимосогласованные основы, мы послушаем, что нам предложат. Это должны быть принципиально новые начала взаимодействия. Появится ли в обозримой перспективе возможность для такого взаимодействия? Не знаю. Решать Западу, который систематически все эти долгие десятилетия разрушал все основанное в качестве принципов функционирования уникальной общеевропейской организации под названием ОБСЕ.
Продолжение следует…

Вопрос: Россия оказывается отрезана от европейской дипломатии после того, как ее представителям запрещают приехать на заседания ОБСЕ или Мюнхенской конференции по безопасности. Что делать Москве в таком случае? Как приспосабливаться к новым реалиям? Насколько актуальна «зерновая сделка» для России в таком контексте?
С.В.Лавров: К приведенным примерам можно добавить еще то, что в течение этого года наших парламентариев дважды не пустили на заседания Парламентской Ассамблеи ОБСЕ путем невыдачи виз (одно было в Великобритании, в другое – совсем недавно в Польше). Это характеристика того, как «честные брокеры» занимаются руководством общеевропейской организации.
Возвращаясь к вопросу о том, не отрезают ли нас от европейской дипломатии, необходимо разобраться с тем, сохранилась ли европейская дипломатия, если да, то, что это такое? Пока от главных европейских дипломатов слышим заявления в духе Ж.Борреля, которое он повторяет как мантру с начала специальной военной операции, – «этот конфликт должен закончиться победой Украины на поле боя». Это говорит европейский дипломат.
-24 февраля 2022 года 06:00 http://kremlin.ru/events/president/news/67843
Когда Президент Франции Э.Макрон анонсировал встречу в рамках предлагаемого им Европейского политического сообщества, он сказал, что Россию и Беларусь приглашать не будут. Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ж.Боррель, а вслед за ним Министр иностранных дел ФРГ А.Бербок, продекларировали еще одну новую задачу: «выстраивать европейскую безопасность не с Россией, а против России». Если под европейской дипломатией понимать такие заявления, не думаю, что нам туда надо. Необходимо понять, когда там появятся вменяемые люди. Председатель Евросовета Ш.Мишель, требуя обеспечить победу Украины, говорит, это надо сделать потому что «Украина стремится к европейским ценностям», а генсек НАТО Й.Столтенберг – «она уже отстаивает и продвигает ценности Европы, свободы и демократии». Аналогичные высказывания были и у главы Еврокомиссии У.фон дер Ляйен.
«Квинтэссенция европейской дипломатии» говорит о том, что надо сейчас помочь Украине, которая отстаивает «европейские ценности», то это означает только одно: этим европейским дипломатам не докладывают многочисленные факты того, что реально происходит на Украине. О том, как задолго до начала специальной военной операции долгие годы уничтожалась Русская Православная Церковь, вопреки всем нормам цивилизованной жизни; возможность для национальных меньшинств пользоваться своим языком во всех без исключения сферах (правда потом европейские нацменьшинства вывели из этого запрета, осталось одно – русское); русскоязычные СМИ, не только которыми владели россияне и российские организации, но и вещавшие на русском языке, принадлежавшие украинцам; политическая оппозиция; запрещались политические партии; арестовывались лидеры политических структур, а также открыто насаждаемая нацистская практика, закрепленная в законодательстве Украины.
Если европейская дипломатия, пафосно призывая защищать отстаивающую европейские ценности Украину, понимает, что эта страна сейчас реально «продвигает», нам не надо иметь ничего общего с такой дипломатией.
Будем бороться за то, чтобы эта «дипломатия» поскорее прекратилась, а люди, проводящие ненавистническую политику в нарушение Устава ООН, многочисленных конвенций, международного гуманитарного права отошли «от дел».
Многочисленные интервью В.А.Зеленского свидетельствуют о том, какие ценности отстаивает нынешний киевский режим. Он постоянно заявляет, что «нельзя дать России победить». Все аплодируют как завороженные. В одном из интервью он заявил, что если дать России победить (эту мысль и Генсек НАТО Й.Столтенберг потом повторял), то и другим большим странам можно будет нападать на маленькие страны. Несколько больших стран на разных континентах переделают географию мира. В.А.Зеленский утверждает, что он сам за другой сценарий: «каждый человек на земле будет знать, что независимо от того, в какой он живет стране и какое у нее оружие, у него есть такие же права и он так же защищен, как любой другой человек в мире».
Никто из бравших интервью у этого человека не поинтересовался: не забыл ли В.А.Зеленский, что он советовал украинцам, которые ощущают причастность к русской культуре? Год назад, в августе 2021 г., он им сказал «убираться в Россию». Человек, желающий защищать права любого человека в мире, из своей страны «пинком» хотел выгнать русских только за то, что они хотели сохранять свои язык и культуру. Вероятно, когда он заявлял о праве каждого человека «независимо, где он живет» быть защищенным, забыл, что посол Украины в Казахстане П.Ю.Врублевский недавно публично в интервью (находясь в Казахстане) сказал: «собираемся убить их как можно больше. Чем больше мы убьем русских сейчас, тем меньше придется убивать нашим детям». Ни один европейский дипломат это не прокомментировал, хотя мы акцентировали их внимание на неприемлемость подобного рода поведения. Это было прямое оскорбление со стороны режима В.А.Зеленского наших казахстанских соседей, заявивших, что недопустимо для посла делать подобные высказывания. Но этот человек еще около месяца там «болтался» и только потом его удалось выдворить. Жалею эту европейскую дипломатию, которая «проглатывает» такие проявления украинского подхода к европейским ценностям.
Мы делали немало информационных сообщений относительно «зерновой сделки». С марта 2022 г. наши военные ежедневно объявляли 12-часовые периоды функционирования гуманитарных коридоров для вывоза украинского зерна из украинских портов. Единственная преграда – порты были заминированы. Украинским коллегам предлагалось выводить суда через минные поля, а российские военные гарантировали бы их безопасную доставку в проливы. В.А.Зеленский заявлял, что это «западня», и что «русским верить нельзя». Тогда мы предложили гарантировать свободу прохода через нейтральные воды совместно с турецкими коллегами. Они согласились. И опять В.А.Зеленский «капризничал». Вмешательство Генерального секретаря ООН позволило подписать 22 июля с.г. в Стамбуле два документа. Первый – подробно объясняет, какие шаги и гарантии будут действовать при экспорте из трех украинских портов украинского продовольствия. Второй – о том, что Генсек ООН будет стараться снять искусственные препоны на пути экспорта российских удобрений и зерна. Неделю назад слышал заявления из одной евроструктуры, что никаких ограничений на экспорт российских удобрений и зерна в санкциях не содержится. Но это откровенная ложь. Рубрики «удобрения и продовольствие из России» в санкционных списках нет. Но запрещены банковские транзакции (прежде всего для нашего ведущего АО «Россельхозбанк», «отлученного» от SWIFT. Именно он обслуживает более 90% всех наших поставок продовольствия); доступ российских судов в европейские порты; зарубежных судов в российские порты, а также их фрахт и страхование. Генеральный секретарь ООН А.Гутерреш это подчеркнул открытым текстом на саммите «Группы двадцати» в Индонезии. Он занимается снятием этих преград. Но спустя пять месяцев после подписания «сделки», реакция США и ЕС крайне медленная. Приходится «выбивать» какие-то исключения. Мы поддерживаем то, что делает Генсекретарь. Однако со стороны Запада не просматривается большого уважения в отношении его усилий – манера показывать «кто в доме хозяин», за кем надо «бегать» и кого «умолять».

Вопрос: Что из себя будет представлять европейская безопасность без участия Союзного государства России и Белоруссии? Каковы Ваши прогнозы?
С.В.Лавров: Мне трудно делать прогнозы. Со всей ответственностью могу сказать, что будет представлять собой безопасность Союзного государства России и Белоруссии, независимо от того, каким очередным издевательствам будет подвергаться фундамент, заложенный в основу ОБСЕ.
Мы узнали цену тем, кто претендует на председательство в ОБСЕ, обещая функции «честного брокера», деятелям, возглавляющим сейчас Секретариат ОБСЕ и не имеющим право делать ничего, что выходило бы за рамки концепции. В 1975 г. Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе создавалось не для того, чтобы все «плясали под чью-то дудку», подчинялись тому видению мира и задачам обеспечения безопасности и сотрудничества, которые предлагали наши западные партнеры. ОБСЕ создавалось, чтобы каждый был услышан, и ни одна страна не ощущала себя исключенной из общего процесса. Но сейчас все перевернуто «с ног на голову». Запад делает именно то, против чего создавалось ОБСЕ. «Роет» разделительные линии. Но где «копают», можно и кого-то «похоронить». Опасаюсь, что это делается специально для ОБСЕ. Все эти «инициативки»: Европейское политическое сообщество (все, кроме России и Белоруссии), откровенное приглашение к слому ОБСЕ, созданию западного «междусобойчика», откуда они будут продвигать свои проекты, включая односторонние незаконные санкции, создание трибуналов для конфискации средств – никуда не исчезнувшее колониальное мышление. Желание и стремление жить за счет других.
США сейчас живут за счет Европы. Они будут наживаться на экономическом и энергокризисе, в который та попала, продавать ей газ (в четыре раза дороже, чем Европа покупала у России), продвигать свои законы по борьбе с инфляцией, выделять сотни миллиардов долларов субсидий для своей промышленности, чтобы переманить инвесторов из Европы. В итоге она придет к деиндустриализации.
Западники пытаются выстраивать безопасность без России и Белоруссии. Но сначала нужно договориться между собой. Президент Франции Э.Макрон спешно полетел в Вашингтон жаловаться и требовать. Не знаю, чем все это закончится, но нам такая безопасность не нужна. Вся безопасность Европы сейчас сводится к тому, что она полностью подчинилась США. Еще несколько лет назад были споры в Германии и Франции, когда та выступала за «стратегическую автономию» Евросоюза и создание вооруженных сил ЕС. Недавно один из сотрудников аппарата Совета национальной безопасности США сказал, что Европа категорически должна забыть про любые «мечты» о создании собственной армии. Несколько лет назад в Германии подобные дискуссии завершились выводом, что в обеспечении безопасности ФРГ надо полагаться на НАТО. Польша, страны Балтии и ряд государств центральной Европы, демонстрировавшие ранее разумные подходы, сейчас получили ультрарадикальные русофобские и антиевропейские правительства.
Насчет самостоятельности Европы. Прошли дискуссии об увеличении количества американских войск для проведения учений на европейском континенте вблизи России и Белоруссии. Когда у главы Пентагона Л.Остина спросили, на какой основе перебрасывают войска США – временно или «иначе» – он не задумываясь ответил, что в Вашингтоне еще не решили, каким будет военное присутствие в Европе. У него в мыслях не было сказать, что необходимо посоветоваться с европейскими союзниками. «Мы еще не решили». Это ответ на вопрос, какая будет безопасность в Европе.
Союзное государство имеет планы военного строительства. Есть совместная группировка с сухопутной и воздушной составляющей. Президенты России и Белоруссии уделяют проблеме повышенное внимание, учитывая продолжающиеся провокации со стороны Украины. Все необходимые меры поддержания готовности к любым вариантам приняты. Будем полагаться на хорошие возможности Союзного государства.
Когда Западная Европа, НАТО, ЕС поймут «тупиковость» той линии, которую сейчас проводят и ее огромные риски, посмотрим, с чем они будут готовы «прийти» к нам с просьбой обсудить какие-то иные возможности.

Вопрос: В этом месяце состоялись совместные учения НАТО в Атлантическом океане и на Средиземном море. В них приняли участие авианосцы из разных стран, в том числе передовой американский авианосец «Джеральд Р.Форд», участвовавший впервые. Какую роль играют США в учениях НАТО? Какие намерения имеют США, усиливая военную интеграцию с европейскими странами? Как совместные учения НАТО влияют на региональную безопасность в Европе?
С.В.Лавров: За последние 10 лет учения НАТО стали все более интенсивными, частыми и откровенно нацеленными на сдерживание России. Придумывают легенды и названия, пытаясь заретушировать очевидную антироссийскую направленность. Проводят их все ближе к российским границам: Балтика, Черное море, сухопутные учения в Польше, ряд других мер, противоречащих Основополагающему Акту о взаимных отношениях, сотрудничестве и безопасности между Российской Федерацией и Организацией Североатлантического договора 1997 г.
https://docs.cntd.ru/document/1902022/titles
Тогда удалось согласовать «принципы партнерства», они прописаны в Акте. Ключевым элементом этого документа являлось обязательство НАТО отказаться от размещения «существенных боевых сил» на территории новых членов альянса на постоянной основе. Хорошее, но политическое обязательство, как и в случае с декларациями ОБСЕ 1999 г. и 2010 г. не укреплять свою безопасность за счет безопасности соседа. В Акте Россия-НАТО зафиксировано не размещение «существенных боевых сил» на территории новых членов альянса. «Компромисс» в ответ на то, что Организация расширялось вопреки дававшимся еще СССР, а затем российскому руководству обещаниям этого не делать. Нам врали. В наивной попытке сохранить партнерство с этим блоком мы пошли на подписание Основополагающего акта, означающего, что Россия приняла расширение альянса как данность. Для «компенсации» НАТО торжественно обещает не размещать на территории новых членов «существенные боевые силы» на постоянной основе. Спустя какое-то время мы предложили укрепить взаимное доверие еще больше, расшифровав понятие «существенные боевые силы», подготовили конкретное юридическое соглашение. Организация категорически отказалась. Они заявили, что сами будут определять это понятие «существенные боевые силы», которые «обязуются» на постоянной основе не размещать, уточнив, что возможна ротация. Сейчас, нарушив обязательство, размещают серьезные подразделения, практически в режиме нон-стоп. Формально – ротация. До недавнего времени НАТО «било себя в грудь» и говорило, не может быть никаких угроз безопасности России и кому бы то ни было еще, так как НАТО – «оборонительный альянс», защищающий территорию своих членов. Но когда существовал СССР, Варшавский договор, было понятно от кого он защищается. Исчезли Варшавский договор, Советский Союз. С тех пор НАТО пять раз передвигала линию обороны. Если это «оборонительный альянс», значит, передвигая свою линию ответственности, он продолжает обороняться, но от кого – никто не понимал.
В июне с.г. в Мадриде на саммите НАТО западники перестали стесняться, и теперь не говорят, что они «оборонительный альянс» и только «защищают территории своих членов». Они заявили, что должны отвечать за глобальную безопасность, прежде всего, за Индо-Тихоокеанский регион. Появился даже тезис о «неделимости безопасности Евроатлантики и Индо-Тихоокеанского региона». Таким образом натовцы передвигают линию обороны еще дальше на Восток. Наверное, она будет проходить в районе Южно-Китайского моря. Учитывая звучащую из ЕС, США, Австралии, Канады, Великобритании риторику, Южно-Китайское море превращается в один из регионов, где натовцы не прочь нагнетать напряженность, как когда-то делали это на Украине.
Знаем, насколько серьезно КНР относится к такого рода провокациям, не говоря о Тайване и Тайваньском проливе. Понимаем, что подобные натовские «игры с огнем» в тех краях несут угрозы и риски для Российской Федерации. Это так же близко к нашим морям и берегам, как и к китайской территории.
У нас с Пекином развивается военное сотрудничество, проводим совместные учения, в том числе антитеррористические. Недавно состоялось мероприятие по патрулированию воздушного пространства. Впервые российские дальние бомбардировщики приземлялись на аэродромах КНР, а соответствующие китайские воздушные суда – на наших. Это меры предосторожности, показывающие нашу готовность к любому развитию событий.

Все прекрасно понимают, что вслед за Европой натовцы под предводительством США пытаются создавать взрывоопасные ситуации в Индо-Тихоокеанском регионе. Хотели втянуть Индию в антикитайские и антироссийские альянсы, но она отказалась присоединяться к структурам, которые будут иметь характер военно-политического блока. Нью-Дели участвует только в экономических проектах, продвигаемых в контексте Индо-Тихоокеанских стратегий. Тогда Вашингтон решил формировать военно-политические блоки по другой линии – англосаксонской. США, Великобритания и Австралия создали альянс AUKUS, в который активно «зазывают» Новую Зеландию, Японию, Южную Корею.
На Украине США и Евросоюз разваливают все принципы сотрудничества ОБСЕ, продвигают свои односторонние подходы. В более широком плане разрушают саму Организацию, пичкают регион её стран-участниц узкими, неинклюзивными площадками наподобие Европейского политического сообщества.
Таким же образом западники размывают универсальную платформу сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе – АСЕАН, вокруг которой сформировались форматы Азиатского форума по региональной безопасности, Восточноазиатских саммитов, встреч министров обороны Ассоциации с партнерами – признаваемые всеми системообразующие механизмы сотрудничества в сфере безопасности, экономики и в других областях. Сейчас всё это активным образом подрывается. Вопросы безопасности «выдраны» из асеановской повестки дня. Половину членов Ассоциации США пытаются присоединить к своим планам. Вторая часть стран АСЕАН видит риски и не хочет этим заниматься.
Очевиден разрушительный характер действий Вашингтона против универсальных структур, созданных в Европе и АТР и призванных решать вопросы безопасности на основе равноправия, баланса интересов. Берётся курс на постоянное создание раздражителей, «горячих точек» в расчёте на то, что сами США находятся далеко. Чем больше кризисов американцы спровоцируют, тем больше их конкуренты будут ослаблять себя и друг друга.
Сейчас себя ослабляет Европа, безоглядно «побежав» за США и во всем поддержав их русофобскую политику и использование Украины в качестве средства ведения войны против России.

Вопрос: По Вашему мнению, остается ли возможность в обозримом будущем договориться о гарантиях безопасности, которые Россия предложила США и НАТО?
С.В.Лавров: Если наши западные собеседники осознают свои ошибки и выразят готовность вернуться к обсуждению документов, предложенных нами в декабре 2021 г., это будет позитивным фактором. Сомневаюсь, что они найдут в себе силы и разум пойти на такое, но если вдруг это произойдет, будем готовы вернуться к разговору.
https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1790809/https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/rso/nato/
После того как наши предложения были отвергнуты, Запад успел сделать целый ряд шагов, вступающих в полное противоречие с перспективами возобновления диалога. Например, на встрече мининдел НАТО в Румынии они клятвенно заявили, что Украина будет в альянсе – никаких изменений в этом нет. При этом, как сказал Генеральный секретарь Й.Столтенберг, сначала Украина должна выиграть войну, а потом её примут в альянс. Безответственность таких заявлений очевидна любому мало-мальски сведущему в политике человеку.
Мы были готовы обсуждать вопросы безопасности в контексте Украины и в более широком плане. Западники отвергли наши предложения от декабря 2021 г., а состоявшиеся по линии военных встречи и мои переговоры с Госсекретарем США Э.Блинкеном в январе с.г. в Женеве завершились ничем. После начала специальной военной операции мы предупреждали: утверждение, что кроме самой Украины никто не сможет решить вопрос о её членстве в НАТО ведет к опасному сценарию.
http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/statements/67843
В марте с.г. украинцы попросили о переговорах. После нескольких раундов 29 марта с.г. в Стамбуле они впервые дали нам что-то «на бумаге». Мы поддержали принципы урегулирования, содержавшиеся в том документе. Среди них было обеспечение безопасности Украины через уважение её внеблокового статуса, то есть её невступление в НАТО, безъядерного статуса – В.А.Зеленский не будет больше заявлять, что отказ от ядерного оружия в 1994 г. был ошибкой – и предоставление гарантий на коллективной основе не от НАТО, а от «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН, Германии и Турции. Мы согласились на это. Через день-два американские «хозяева» сказали украинцам: «зачем вы это делаете». Понятно, что США должны через Украину истощать российскую армию, а также потратить максимальное количество оружия европейских стран, чтобы потом Европа, покупая у Вашингтона новое, обеспечивала бы доходы американскому военно-промышленному комплексу и корпорациям. Рано, мол, украинцы выразили готовность получить от русских гарантии безопасности и обеспечить на этой основе урегулирование.
Нас обвиняют в том, что мы будто постоянно просим о каких-то переговорах, чтобы «выиграть время для сбора дополнительных сил на проведение специальной военной операции». Это смешно и неприятно. Люди откровенно врут. Мы никогда ни о каких переговорах не просили, но всегда говорили, что если кто-то имеет интерес к переговорному решению, то готовы его выслушать. Подтверждается это следующим фактом – когда в марте с.г. украинцы обратились с такой просьбой, мы не только пошли им навстречу, но и были готовы договориться на тех принципах, которые они же сами и выдвинули. Украинской стороне тогда это не позволили сделать, ведь война ещё не принесла достаточно обогащения тем, кто её курирует и дирижирует – а делают это, прежде всего, США и англичане.

Вопрос: На Ваш взгляд, почему Минская группа ОБСЕ по урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта сейчас бездействует? Есть ли возможность возобновления её работы?
С.В.Лавров: Минская группа ОБСЕ была создана, чтобы объединить имеющие влияние в регионе страны, которые могут посылать сигналы Еревану и Баку. Договорились работать под председательством России и США. На каком-то этапе Франция, как это часто бывает, выразила желание присоединиться. Решили, что Париж тоже станет одним из трех сопредседателей.
С тех пор в течение уже не одного десятка лет сопредседатели проводили полезную работу, встречались с руководителями Армении и Азербайджана вместе и порознь. Одно из знаковых совместных мероприятий состоялось в Мадриде в конце 1990-х гг. Так появились Мадридские принципы, которые сторонами обсуждались, модернизировались и корректировались. На рубеже 2010-х гг. Россия стала ведущим сопредседателем. Провели около десяти трехсторонних встреч с лидерами Еревана и Баку. При этом каждый раз на них присутствовали представители США и Франции.
После 44-дневной войны в сентябре-октябре 2020 г. при нашей посреднической роли было достигнуто прекращение огня. Россия продолжает помогать армянской и азербайджанской сторонам в разблокировании транспортных и экономических коммуникаций в регионе. Это придаст импульс развитию и других соседних государств (Турции, Ирана, Грузии). Договорились, что наша страна будет оказывать содействие в делимитации границы и оказывать содействие в согласовании мирного договора между Арменией и Азербайджаном. Всё это стало результатом саммитов между Президентами России, Азербайджана и Премьер-министром Армении.
Параллельно наблюдали судорожные попытки других игроков «вклиниться» в эти процессы. Мы никаких проблем с этим не испытывали.
Единственное, что отмечали в контактах с Ереваном и Баку, – после начала специальной военной операции Запад устами Вашингтона и Парижа официально заявил, что нигде и ни в каких форматах с Россией сотрудничать не будет. Таким образом, они объявили о завершении деятельности Минской группы ОБСЕ. Наши армянские коллеги иногда вспоминают про неё. Мы отвечаем, что это вопрос к США, Франции, заявившим, что больше не будут собирать Группу, и Азербайджану, поскольку без его участия какие-либо посреднические усилия бессмысленны.
Сейчас французы, американцы и Евросоюз пытаются компенсировать ими же похороненную Минскую группу «вклиниванием» в посреднические усилия. При этом они стремятся «подобрать» и приватизировать договоренности, достигнутые сторонами при российском участии. Например, проводят в Брюсселе заседание комиссии по делимитации границ. Армяне и азербайджанцы люди вежливые, приезжают, но как можно обсуждать делимитацию, не имея на руках карт бывших союзных республик, существующих только в российском Генеральном штабе? Мне трудно это представить.
Аналогичным образом обстоят дела и с мирным договором. Они ездили в Прагу на форум Европейского политического сообщества и подписали там документ о том, что мирный договор должен опираться на границы в соответствии с Уставом ООН и Алма-Атинской декларацией от 21 декабря 1991 г. Последняя гласит: все союзные республики образуют Содружество Независимых Государств и подтверждают нерушимость границ в тех пределах, которые существовали между республиками Советского Союза. На тот момент Нагорно-Карабахская автономная область была частью Азербайджанской ССР. Азербайджан, Армения, Франция и Евросовет в лице Ш.Мишеля одобрили это в рамках упомянутого документа и признали Алма-Атинскую декларацию без оговорок. Это облегчает дальнейшую работу и решает вопрос о том, как подходить к статусу Карабаха.
Не зря руководство Армении в последнее время говорит не столько о статусе, сколько о необходимости обеспечить права армянского населения в Карабахе. С этим соглашается и Баку, который готов обсуждать предоставление гарантии прав, которыми обладают другие граждане Азербайджана. Про Минскую группу ОБСЕ сейчас уже никто не вспоминает. Иногда в Армении какой-нибудь политический деятель пробрасывает что-то про неё, но Минскую группу похоронили французы и американцы. Мы здесь ни при чем.

Вопрос: Как бы Вы прокомментировали противоречивые высказывания Премьер-министра Армении Н.В.Пашиняна по проблематике армяно-азербайджанского мирного договора и Нагорного Карабаха? Раньше он говорил, что Арцах – это Армения и точка. Призывал посадить карабахцев за стол переговоров между армянской и азербайджанской сторонами. После саммита в Праге в октябре с.г. он заявил, что Ереван и Баку могут заключить договор без упоминания Нагорного Карабаха. 31 октября с.г. накануне саммита в Сочи армянские власти сказали, что поддерживают российские предложения по мирному договору, которые, в их понимании, предусматривают откладывание вопроса о статусе Нагорного Карабаха «на потом». После встречи в Сочи зазвучали требования к Москве подтвердить российские предложения по нормализации отношений между Арменией и Азербайджаном. Как будто Россия от чего-то отказывалась.
-31 октября 2022 года http://www.kremlin.ru/supplement/5860
С.В.Лавров: Вы наглядно описали хронологию событий. Еще в 2012 г. у нас были предложения, которые, в случае их принятия, могли бы закрыть эту проблему раз и навсегда. По крайней мере, из того периода появилась концепция отложить статус Карабаха «на потом». Она была простая: армяне уходят из пяти азербайджанских районов вокруг Карабаха, оставляя за собой два района, которые соединяют Армению с Карабахом. Их судьба (никто не оспаривает, что они азербайджанские) будет определяться в увязке по времени с определением статуса Карабаха. Тогда впервые появилась концепция отложить статус «на потом» – на следующие поколения.
Осенью 2020 г. была война. Она остановилась на этапе предварительных контактов. Готовились трехсторонние заявления, состоялись три трехсторонних саммита: два в Москве, один в Сочи. Тогда тоже говорили о необходимости запустить политический процесс. Было понимание, что статус Карабаха можно отложить «на потом». Исходя из этого, Россия сформулировала свой вариант мирного договора, который весной был передан сторонам. Там содержалась эта фраза. Азербайджанская сторона сказала, что готова поддержать практически всё, но вопрос по статусу должен быть проработан дополнительно.
В конце октября с.г. встречались в Сочи. Хотели вернуться к этому вопросу и понять, насколько наши партнеры готовы действовать на основе джентельменского понимания – решить все вопросы, а статус Карабаха оставить «на потом». Президент И.Г.Алиев и Премьер-министр Н.В.Пашинян привезли в Сочи тот самый документ из Праги, в котором говорилось, что они хотят подписать мирный договор, руководствуясь Уставом ООН и Алма-Атинской декларацией 1991 г. о создании СНГ. Она четко говорит, что границы между новыми государствами будут основываться на административных границах между союзными республиками бывшего Советского Союза, где Нагорно-Карабахская автономная область однозначно является частью Азербайджанской ССР. Подписав эту договоренность, армянские коллеги теперь просят нас подтвердить российские предложения по статусу Карабаха. Это не из «оперы» ведения переговоров, а из какой-то другой.

Вопрос: Папа Римский Франциск неоднократно выступал с предложением о посредничестве, выражал готовность организовать мирные переговоры между Москвой и Киевом. В то же время Святой Престол подчеркивает необходимость долгосрочных решений и ответственных уступок с обеих сторон. Когда речь идет об уступках, что для Вас это означает? Какую роль могли бы сыграть Италия, Франция, Германия? Или от этих европейских стран больше ничего не зависит?
С.В.Лавров: Папа Римский Франциск достаточно давно в публичных заявлениях выражает готовность предоставить свои услуги. С такой же позиции периодически выступает Президент Франции Э.Макрон. Даже Канцлер ФРГ О.Шольц говорил, что продолжит разговаривать с Президентом России В.В.Путиным. На протяжении последних двух недель Э.Макрон регулярно заявлял, что планирует разговор с В.В.Путиным. Это было весьма своеобразно, поскольку к тому моменту, когда он стал это объявлять, нам никаких сигналов по дипломатическим каналам не поступало. У французов есть манера делать свою дипломатию предельно публичной. Мы ждали, когда он позвонит, если действительно собирался это сделать. Но на днях его в очередной раз об этом спросили журналисты. Э.Макрон ответил, что не будет пытаться связаться с В.В.Путиным до тех пор, пока не съездит в Вашингтон. Из этого мы делаем вывод, что в столице США Президент Франции будет обсуждать не только ослабление конкурентных преимуществ Европы, но и советоваться по украинским делам.
Президент Турции Р.Т.Эрдоган не раз говорил, что общается и с В.В.Путиным, и с В.А.Зеленским. Кроме Святого Престола от Италии как от страны не слышал каких-то инициатив. Мой коллега А.Таяни, в его нынешнем качестве министра иностранных дел мы еще не встречались, произносит какие-то идеи, направленные на поиск решений. Тем не менее ничего конкретного никто не предлагает.
Предметно обсуждали предложения Украины 29 марта с.г. Мы их приняли, но Киеву запретили их реализовать. Надо, дескать, ещё измотать Россию, а Европе напродавать оружия, чтобы она всё своё отдала Украине.
Папа Римский Франциск призывает к переговорам, но недавно сделал непонятное заявление, совсем не христианское. Глава Ватикана выделил две народности Российской Федерации в «категорию», от которой можно ожидать зверств во время военных действий. МИД России, Республика Бурятия и Чеченская Республика отреагировали на это. Ватикан отметил, что такое больше не повторится. Мол, произошло недоразумение. Это делу не помогает и авторитету Святого Престола тоже.
К вопросу о возможных уступках. Когда мы формулировали свои предложения в декабре 2021 г. (проект договора с США и соглашения с НАТО), писали эти документы честно. Это была не запросная позиция. В противном случае первый пункт требовал бы, чтобы НАТО самораспустилась, а США – убрали бы свои войска из Европы, начиная с тактического ядерного оружия, находящегося в Италии, Германии, Бельгии, Нидерландах и Турции. Вот тогда бы это была запросная позиция.
Мы подошли по-честному. Постарались найти решение, которое устраивало бы и американцев, и НАТО. Пытались посмотреть на сложившуюся ситуацию глазами наших западных коллег. Вот как появились эти документы. Казалось, они содержали справедливые предложения и опирались на неоднократно дававшиеся заверения. Мы, в частности, предлагали вернуться к военной конфигурации 1997 г., когда НАТО взяла на себя обязательства в рамках Основополагающего акта Россия-НАТО не размещать существенные боевые силы на территории новых членов.
В Стамбуле украинцы предложили вариант урегулирования. Мы приняли его, в известной степени пойдя на уступки. Речь шла о ситуации «на земле» на тот конкретный момент. Можно долго фантазировать, кто что в состоянии предложить. Подчеркну, наши предложения от декабря 2021 г. не были запросным ходом, направленным на то, чтобы его отвергли. На наш взгляд, они предлагали баланс интересов.
-17.12.2021 13:36 https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1790809/

Вопрос: Как Вы только что заявили в своем вступительном слове, одна из причин СВО на Украине – желание защитить русскоязычное население. Как можете оправдать ракетные нападения на гражданское население, инфраструктуру, лишающие людей доступа к воде и электроэнергии, в том числе в районе Херсона, который Россия считает своей территорией?
С.В.Лавров: Город Сталинград был нашей территорией. Мы там били немцев так, что они оттуда убежали. Министерство обороны России, военные эксперты (российские, американские, других натовских стран) обращают внимание, что специальная военная операция России с самого начала реализовывалась в режиме минимизации любых негативных последствий для гражданского населения и инфраструктуры, подвергающейся сейчас атакам. Не секрет, что она обеспечивает боевой потенциал Вооруженных сил Украины и националистических батальонов. Удары наносятся высокоточным оружием, выводятся из строя энергетические объекты, от которых зависит функционирование ВСУ и доставка огромного количества вооружений, которым Запад накачивает Украину с целью убивать русских.
Недавно один из европейских политических деятелей сказал, что надо поставлять вооружения, способные «доставать» объекты глубоко на территории России. Всё это видим. Разговоры, что Запад заинтересован в мирном урегулировании, нас не впечатляют. Западники публично объявили, что хотят, чтобы Россия не просто потерпела поражение «на поле боя», а была уничтожена как игрок. Некоторые даже проводят специальные конференции, размышляя о том, на сколько частей поделить нашу страну и кто какой её частью будет руководить.
Мы выводим из строя объекты энергетики, позволяющие накачивать Украину смертоносным оружием, чтобы убивать русских. Не надо говорить, что США и НАТО не участвуют в этой войне. Напрямую принимают участие, не только поставками оружия, но подготовкой кадров. Готовят военных на территории Великобритании, Германии, Италии и других стран. Помимо этого западные инструкторы сотнями (их количество возрастает) работают непосредственно «на земле», показывают украинским военным, как стреляют поставляемые туда «штучки». Стоит отметить большое число наемников.
Разведывательные данные, включая всю гражданскую спутниковую систему «Starlink», поставили на службу определению целей для украинских военных. Они передаются и по другим каналам. Подавляющее большинство целей, по которым бьют нацисты в украинских батальонах и ВСУ, определяют западные хозяева этого режима. Нужно об этом честно писать. Фактов предостаточно.
Мы устраняем высокоточным оружием инфраструктурные объекты, используемые для обеспечения военных действий ВСУ.
В соцсетях (Телеграм и других) можно найти мнения экспертов, показывающих не на словах, а на фактах отличия этой военной операции от того, что делали США в Югославии, Ираке, Афганистане, а французы – в Ливии.
Участник кампании против Югославии 1999 г., бывший одним из сотрудников штаба, где определяли цели, рассказывает, как на одном заседании через неделю после начала агрессии сообщили, что все военные цели закончились, остались два моста, используемые югославскими военными. Уничтожили их. Стали интересоваться, что еще можно сделать. Оказалось, что было еще несколько десятков гражданских мостов, не использовавшихся военными. И их разбомбили. Один мост разрушили, когда по нему шел пассажирский поезд. Никакого «collateral damage» (сопутствующего ущерба). Была просто атака по гражданскому объекту. Когда в Белграде бомбили здание телецентра и башню, объясняли, что телевидение вещает пропаганду и поддерживает боевой дух югославской армии.
Логика та же, что применяют сейчас во Франции, когда по распоряжению Президента Э.Макрона отказывают в аккредитации в Елисейский дворец на пресс-конференции «Russia Today» и «Спутнику». Президент Франции лично сказал, что не пустят их, поскольку это не средства массовой информации, а средства пропаганды. Надеюсь, по штаб-квартирам, отделениям «Russia Today» и «Спутника» в Европе Запад не будет наносить удары, как он бомбил телецентр в Югославии.
Посмотрите Афганистан. Удар по скоплению людей. Потом оказалось, что 200 человек шли отмечать свадьбу. Россия не является участником Римского статута Международного уголовного суда. Американцы тоже не являются, но всячески «науськивают» эту структуру открывать дела против тех, кого США считают плохими.
Несколько лет назад МУС вдруг решил разобраться, что же американцы делали в Афганистане и как они себя там вели. Было огромное количество сообщений о том, что австралийцы, англичане, американцы совершали там военные преступления. Правительство в Австралии до сих пор требует от принимавших участие представить доказательства, что они невиновны в военных преступлениях.
Когда МУС стал только рассматривать возможность открыть дело по расследованию военных преступлений США в Афганистане, Вашингтон без стеснения сказал, что подведет под санкции прокурора и всех судей. МУС замолчал на эту тему.
Мы готовы обсуждать вопрос, как вести боевые действия в современных условиях. Давайте оставим это профессионалам. Не будем в угоду конъюнктуре стремиться делать голословные заявления, обвиняя во всем кого-то одного и забывая, что есть гораздо более серьезные ситуации, которые все игнорировали, включая СМИ, работающие в Российской Федерации или освещающие происходящее в нашей стране.
В 2013 г. было волнение на майдане, а в 2014 г. произошел госпереворот вопреки договоренности об урегулировании, достигнутой при посредничестве Евросоюза. Мы предупреждали, что люди, пришедшие к власти и провозгласившие своей целью изгнание русских из Крыма и запрет русского языка, создают реальную угрозу, их нужно «угомонить». Никто «пальцем не пошевелил». Затем была война, Минские договоренности, гарантированные Евросоюзом, снова никто ничего не делал. Ни П.А.Порошенко, ни В.А.Зеленский не стали их выполнять. Они заявили, что зря отказались от ядерного оружия, что вернут Крым, а подписав Минские договоренности, выиграли время, и теперь им дадут оружие и они решат всё военной силой.
По несколько раз в год обращались к Берлину, Парижу, Вашингтону как контролирующим киевский режим урезонить его, успокоить откровенных расистов. Никакой реакции не было. В течение многих лет мы привлекали их внимание. Сейчас СМИ шумят, как будто не следили за происходившим на Украине после Минских договоренностей, будто не слышали наши призывы к благоразумию.
Сравните истерику, разворачивающуюся сейчас в западных политических кругах, которую пытаются навязать СМИ, с тем, что было, когда США разбомбили Ирак. Не потому что они долгие годы предупреждали, что в Ираке запрещают английский язык или голливудские фильмы, а потому что взяли пробирку и сказали, что это биологическое оружие. И разбомбили не страну, создававшую угрозу прямо на границе США, а за десять тысяч миль. Потому что им можно. Это правило, по которому должен быть устроен их миропорядок. Наш случай – это попытка защитить свои законные интересы по международному праву, а не по американским правилам.
Ливия чем досадила? Только тем, что М.Каддафи не понравился одному из европейских лидеров или одному из своих соседей. Страна жила «припеваючи», как и Ирак. При всей строгости автократических режимов экономическая и социальная ситуация там была несравнимо лучше. В Европе не было миллионов беженцев из Ирака, Афганистана, Ливии. Тогда хоть как-то озадачивались этим? Когда сравняли с землей Киркук в Ираке и Ракку в Сирии, десятки трупов лежали неделями. Все оттуда сбежали.
Складывается впечатление, что западная пропаганда начинает беспокоиться только когда страдают люди, поклявшиеся Западу в верности. Из них западники хотят сделать инструмент достижения своих геополитических и военных целей. В данном случае, это украинцы.
В неизмеримо больших количествах Запад убил арабов в Ираке, Ливии, Сирии или афганцев в Афганистане. Не припомню такой заботы о гражданском населении. Получается, это люди второго-третьего-четвертого сорта. А украинцы, которые считают себя потомками древних римлян, видимо заслуживают особой защиты по линии западных институтов и структур.
Сокрушаюсь и переживаю по поводу любой человеческой жизни, особенно если она потеряна в результате военных действий и ущерба, нанесенного гражданской инфраструктуре. Давайте рассматривать эти вопросы честно, без двойных стандартов.
Масса материалов, статистики, аргументов у западных политологов, специалистов по ведению войны, знающих, как она ведется, где она ведется безрассудно, игнорируя все сдерживающие факторы, а где вооруженные силы сами пытаются себя максимально ограничивать, чтобы не нанести ущерб мирному населению и гражданской инфраструктуре.

Вопрос: Россия и США выполнили основные цели по сокращению вооружений в рамках СНВ-3 в 2018 году. Прошло пять лет – не пришло ли время для более амбициозных шагов по сокращению стратегических наступательных вооружений? Каких шагов США в этом направлении ждет Россия, если вообще ждет каких-то шагов?
С.В.Лавров: Вопрос не ко мне. Не мы взяли паузу в переговорах о новых возможных договоренностях в сфере ограничения стратегических наступательных вооружений – «пост-СНВ». Такие переговоры состоялись. Первый раунд прошел в июле, а второй – в сентябре 2021 г. Позиции были диаметральные. Американцы хотели поставить во главу угла наши новые виды вооружений, анонсированные в 2018 г. – прежде всего пять систем гиперзвукового вооружения. Мы не отказывались от этого. Было достигнуто понимание, что две из этих пяти систем («Сармат» и «Авангард») вполне могут быть встроены в существующий Договор СНВ-3 от 2010 г. Остальные системы, действительно, не покрывались закрепленными в этом документе параметрами. Мы выразили готовность обсуждать дальнейшие возможные шаги по контролю над вооружениями с учетом наших новых систем при понимании, что с российской стороны тоже есть интерес, чтобы и американцы сделали некоторые шаги в направлении сближения позиций.
На сентябрьском заседании в 2021 г. переговорщикам удалось договориться, что дальнейшая работа будет вестись в рамках двух экспертных групп: одна должна была определять, какие виды вооружений имеют стратегический характер и могут быть использованы для достижения стратегических целей. Это для нас принципиально. Мы предлагали подходить к определению предмета будущего договора системно, а не с точки зрения включения в него чего-то нового. Сначала нужно провести анализ, что, имеющееся у нас и у них, является действительно стратегическим, независимо, ядерное или неядерное. Американская система молниеносного глобального удара «Prompt Global Strike» неядерная, но по достижению военных целей даже более эффективная. Нужно соблюдать баланс, если появляется что-то новое. Договорились, что эксперты сядут и честно будут рассматривать, как выработать то, что В.В.Путин назвал «уравнением безопасности».
В 2021 г. COVID-19 нам не помешал провести два достаточно полезных заседания. Но после сентября американцы не проявляли желания продолжать. Это было задолго до начала специальной военной операции. Трудно судить, что было причиной. Наверное, ответственность России и США как двух крупнейших (на данном этапе) ядерных держав никуда не исчезает. Есть совместное заявление президентов от июня 2021 г., что ядерная война не может быть выиграна никем, поэтому её нельзя развязывать. Имеется соответствующее аналогичное заявление лидеров пяти ядерных государств. Уже не раз говорил, мы готовы были пойти дальше и сказать, что не только нельзя развязывать ядерную войну, но недопустима любая война между ядерными державами. Даже если её кто-то задумает начать конвенциальными средствами, будет огромен риск перерастания в ядерную войну. Поэтому мы с тревогой наблюдаем за риторикой, извергаемой Западом при обвинении России в подготовке каких-то провокаций с использованием оружия массового уничтожения. При этом сам Запад, включая три ядерные державы – США, Великобританию и Францию, – делает всё, чтобы наращивать своё практически прямое участие в войне, которую руками украинцев ведут против России. Это опасная тенденция.
-16 июня 2021 года http://kremlin.ru/supplement/5658 3 января 2022 года http://kremlin.ru/events/president/news/67551
– 02.11.2022 16:22 https://mid.ru/ru/foreign_policy/news/1836575/ Заявление Российской Федерации о предотвращении ядерной войны

Вопрос: Европейская безопасность – это и энергобезопасность. Сейчас в Европе идет дискуссия насчет ценового потолка на российскую нефть. Позиция России хорошо известна. Если предположить, что цена будет заложена достаточно высокая (звучат разные цифры – 30, 60 долларов за баррель). Если цена будет на уровне рыночной, что в этом случае будет? Последует ли отказ России поставлять энергоресурсы в страны, которые признают такой механизм. Насколько цена играет роль?
С.В.Лавров: Наша позиция была изложена Президентом России В.В.Путиным и вице-премьером А.В.Новаком, курирующим энергетику. Повторю, мы не будем поставлять нефть тем странам, которые «пойдут на поводу» у «диктаторов». Диктовать рынку цены со стороны тех, кто долгие десятилетия отстаивал свободу рынка, добросовестность конкуренции, неприемлемость ущемления частной собственности, презумпцию невиновности – это интересное развитие событий. Оно помимо всего прочего посылает мощный долгосрочный сигнал всем государствам, что нужно думать о том, как отходить от использования инструментов, навязанных Западом в рамках его системы глобализации.
Россия уже не «понравилась». Китай становится объектом санкций. Ему запрещают продавать и покупать товары, которые американцы хотят использовать для укрепления своих конкурентных преимуществ. Кто угодно может быть следующим. Не вызывает сомнения, что сейчас посеяны зерна долгосрочного процесса переформатирования глобальных механизмов. Принимая во внимание, к каким ухищрениям прибегает Евросоюз, нет никакого доверия к доллару, евро может быть использован в махинациях. Глава Еврокомиссии У.фон дер Ляйен пыталась оправдать законы, которые необходимо принять, чтобы воровать деньги российского государства и граждан. В ЕС наблюдается тенденция возвращения к колониальным методам, чтобы жить за чужой счет. Америка – за счет Европы. Европа тоже должна за счет кого-то жить. Придумывают. Хотят за наш счет.
Уверен, что не будем отказываться от этого принципа. Речь не о том, чтобы сегодня получить больше выручки за свою нефть, а о том, что надо переходить к построению независящей от этих неоколониальных методов системы. Занимаемся этим с коллегами по БРИКС (и с десятком стран, желающих тесно координировать действия с БРИКС), в ШОС, ЕАЭС, в двусторонних отношениях с КНР, Ираном, Индией и другими странами.
Нас не интересует, каким будет «потолок цен». Будем договариваться с партнерами напрямую. Они не будут «озираться» на «потолки» и давать гарантии тем, кто незаконным образом вводит эти «потолки». Когда ведем переговоры с Китаем, Индией, Турцией и другими крупными покупателями, всегда присутствует элемент баланса интересов по срокам, объемам и по цене. Решаться это должно на взаимной основе между производителем и потребителем, а не каким-то «дядей», решившим кого-то наказать.

Вопрос: Во вступительном слове и ответах на вопросы Вы подробно говорили о позиции России по европейской безопасности. Мы слышали об этом год назад. Как Вы, будучи министром иностранных дел России, оцениваете вероятность встречи президентов В.В.Путина и Дж.Байдена в следующем году или Вашей встречи с Госсекретарем США Э.Блинкеном? Возможны ли вообще в ближайшее время какие-либо встречи на высоком уровне?
С.В.Лавров: Сегодняшние оценки состояния европейской безопасности практически совпадают с тем, что мы говорили в 2020 г. и в 2021 г. Это лишь подчеркивает последовательность нашей позиции, длительный характер кризисов системы евробезопасности, нежелание Запада слышать то, что мы говорим.
Есть принцип, когда коллективная безопасность «не получается», то каждый самостоятельно беспокоится о своей безопасности. Угроза для России, создаваемая США и их союзниками из Украины, реальна, экзистенциальна. Вспомните соотечественника наших польских соседей З.Бжезинского, сказавшего еще в 1994 г., что нужно сделать всё, чтобы оторвать Украину от России, потому что Россия с Украиной – это империя, а Россия без Украины – региональный игрок. В 1994 г. у нас с американцами вообще были прекрасные отношения. Но и тогда уже никто не хотел, чтобы Россия стала хоть сколько-нибудь самостоятельной. Вот откуда всё это росло и копилось.
Приводил пример Ирака. Захотелось им сказать, что в Ираке есть и ОМУ. Наутро полетели, стали бомбить. Оказалось, что и там ничего не нашли. Потом Т.Блэр сказал, что «ошиблись, с кем не бывает». Сотни тысяч людей похоронили. Страна нормально жила. Никаких особых социально-экономических проблем не было. Просто уничтожили. До сих пор собирают ее по частям, как и Ливию. И это все за 10 тысяч миль, через океан. И все им можно. При этом говорят, что это всё разные вещи. Они, мол, борются за демократию. Поэтому им можно убивать до миллиона с лишним людей, что они, собственно, и сделали. Где демократия в Афганистане? В Ираке? В Ливии? Терроризм повсюду расцвел пышным цветом. В Европе миллионы беженцев, которых можно было бы избежать.
С Украиной мы же не просто так «встали». Дело не в том, что нам не понравился В.А.Зеленский, потому что он перестал играть в КВН или перестал содержать свою «Студию Квартал-95», и мы «пошли войной» на Украину. Это не так. Мы же их предупреждали долгие годы. И ничего не происходило.
Мы хотим сначала понять, кто и что может предложить. Вы спросили про контакты между В.В.Путиным и Дж.Байденом. Мы много раз говорили (в том числе и российский президент), что никогда не уходим от контактов. Когда Канцлер ФРГ О.Шольц захотел приехать, пожалуйста. Президент Франции Э.Макрон захотел приехать – пожалуйста. Хотели по телефону позвонить? Все, кто просит о телефонном разговоре, такую возможность получают без ограничений по времени. Наш президент со всеми общается. Мы пока не слышим каких-то значимых идей.
Американские коллеги предложили провести встречу У.Бернса и С.Е.Нарышкина. Мы согласились. Причем американцы сами раз десять нам сказали, что это должен быть абсолютно конфиденциальный канал. Мы о нем не должны объявлять, чтобы никто ничего не знал. Он должен был быть серьезным и не должен быть подвержен внешним пропагандистским информационным интригам. Мы согласились. Но как только они прилетели в Анкару, тут же «утекло». Я не знаю, откуда – из Белого дома, из Госдепартамента. И сейчас поверенная в делах США в Москве Э.Руд говорит о том, что они будут продолжать поддерживать этот конфиденциальный канал. С.Е.Нарышкин тоже был вынужден выступить и сказал какие темы обсуждались: и ядерная безопасность, и стратегическая стабильность, и киевский режим, и ситуация на Украине в целом.
Американцы и другие страны говорят, что не будут обсуждать Украину без Украины. Во-первых, НАТО обсуждает Украину без Украины, когда украинских делегатов туда не приглашают, а во-вторых, всем кристально ясно, что обсуждать сегодня стратегическую стабильность, игнорируя все, что происходит на Украине, невозможно. Там объявлена цель – не спасти украинскую демократию, а нанести России поражение на поле боя, а то и разрушить ее. Как такая цель не может иметь значение для стратегической стабильности? Когда одного из ключевых игроков в сфере стратегической стабильности хотят уничтожить. При этом нам говорят, что Украину надо обсуждать с украинцами, и то, когда украинцы захотят. А мы с вами давайте пообсуждаем ядерные вооружения и стратегическую стабильность. Это как минимум наивно.
Если будут предложения и со стороны Президента США, и других членов Администрации, мы никогда от контактов не уходим. Э.Блинкен звонил давным-давно один раз. И то он все волновался по поводу американских граждан, которые у нас осуждены и сидят в тюрьме. Хотя ему прекрасно известно, что для рассмотрения этой конкретной темы президенты еще в июне 2021 г. в Женеве договорились создать совсем другой канал, канал между спецслужбами. Он работает. Надеюсь, какие-то результаты будут достигнуты. У нас не было с Э.Блинкеном контактов по общеполитическим вопросам. Я так понимаю, в Вашингтоне происходит «разделение труда». Аппарат Дж.Салливана хочет чем-то заниматься. Госдепартамент желает заниматься чем-то другим. Мы не вникаем в перипетии, которые могут существовать в американской бюрократической машине. Это решать президенту и другим руководителям.

Вопрос: Вы уже упомянули заседание Североатлантического совета, которое завершилось позавчера в Румынии. Многие вспомнили, как именно в Бухаресте на тот момент президент США Дж.Буш-младший впервые предложил Грузии и Украине стать участниками Североатлантического альянса.
Хочу Вас попросить прокомментировать не столько это, сколько высказывание госсекретаря Э.Блинкена, который заявил о необходимости расширения инфраструктуры НАТО в регионе от Черного до Балтийского морей. Что это означает для России? Каким образом Москва будет на это реагировать?
С.В.Лавров: Что касается этого высказывания, то оно последовало параллельно с заявлением Й.Столтенберга, который сказал, что для того чтобы добиться мира на Украине, нужно продолжать накачивать киевский режим оружием. Шизофренический подход. Хочешь мира – готовься к войне. Только тут не готовься к войне, а хочешь мира – воюй до конца. Вот какая логика.
Слова Э.Блинкена показательны с точки зрения того, кто сейчас в НАТО «заказывает музыку». Идея трехморья – выстраивать кордон против РФ (от Черного до Балтийского моря) – изначально польская, активно поддержанная прибалтами, и продвигаемая уже несколько лет в качестве концепции «возрождения» польского величия. Они начали ее двигать до специальной военной операции, а после еще активизировались. То, что Э.Блинкен подхватил сейчас эту логику, весьма показательно. Это значит, что американцы полагаются в дальнейшем развитии Североатлантического альянса на такие страны, как Польша и Прибалтика, которые занимают наиболее русофобские, расистские позиции. А такие страны, как Германия и Франция, отходят на второй план. Уже комментировал, что продвигаемая Президентом Франции «концепция стратегической автономии» явно попадает не «в такт» с американскими мыслями. Американцы считают, что никакой «стратегической автономии» в Евросоюзе не нужно. Они сами будут решать, как ЕС будет обеспечивать свою безопасность по американским лекалам. Бывший канцлер А.Меркель в недавнем интервью сокрушалась, что после саммита Дж.Байдена и В.В.Путина в Женеве в июне 2021 г. она предложила вместе с Э.Макроном провести саммит «Евросоюз – Россия». Ей запретили. Кто может в нормальное время запретить Германии и Франции встретиться с кем угодно? Сделали это те же самые поляки и прибалты, которые выстраивают этот кордон, концепцию трехморья. Это весьма существенный показатель.
Кстати, о влиянии Евросоюза. ЕС гарантировал в феврале 2014 г., что будет урегулирование между В.Ф.Януковичем и оппозицией. Подписали соответствующую бумагу. Начинается она словами «создать правительство национального согласия», «провести досрочные выборы». Об этом Президент России В.В.Путин много раз говорил. Провели бы они досрочные выборы, о чем договорились. В.Ф.Янукович их бы в жизни не выиграл. Пришли бы к власти те же самые оппозиционеры, которые наутро осуществили госпереворот. Непонятно, куда они торопились. Выполнили бы документ, который гарантировали Германия, Франция и Польша. Не было бы ни крымского референдума, ни дальнейших событий. Никто бы не восставал против этих людей. Потому что была бы договоренность о проведении выборов.
Это тоже не произошло без американского «вклада», все, о чем говорим, случилось в феврале 2014 г. Майдан завершился, подписали соглашение об урегулировании, и гарантами выступили страны Евросоюза. За три недели до этого, В.Нуланд, в то время отвечавшая за постсоветское пространство, по телефону согласовывала с послом США на Украине состав нового правительства Украины, видимо, ожидая, что скоро произойдет этот переворот. Она назвала несколько фамилий, а посол США на Украине ей сказал, что этого конкретного персонажа не любит Евросоюз. Вы помните, что она сказала, что нужно сделать с Евросоюзом. Слово из четырех букв. С тех пор примерно то же самое происходит с ЕС. Сначала наплевали на его гарантии и договоренности между В.Ф.Януковичем и оппозицией. Потом наплевали на то, что Евросоюз в лице Германии и Франции гарантировал Минские договоренности, предусматривающие прямой диалог между Киевом, Донецком и Луганском о предоставлении особого статуса этим территориям и сохранении русского языка. В 2019 г. французы и немцы еще раз пригласили в Париж нового президента В.А.Зеленского. Это была встреча в «нормандском формате». В очередной раз В.А.Зеленский подписался под тем, что он будет договариваться с Донецком и Луганском об особом статусе и закрепит его на постоянной основе. И тоже ничего не стал делать. Евросоюз раз за разом получал отлуп за свои посреднические усилия. В 2018 г. Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини заявила, что, когда ЕС в регионе (имея ввиду Балканы), там нет места для других. Мол русским в Балканах делать нечего, надо полностью перекрыть контакты русских с Сербией и другими балканскими странами.
В 2013 г. Евросоюз выступил посредником между Белградом и Приштиной. Лидеры Сербии и Приштины были приглашены в Брюссель. Там они подписали документ о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. Дело в том, что в Косово много сербских анклавов. Помимо северной части этого края, где преимущественно живут сербы, есть ряд анклавов на остальной территории. Они испытывали серьезную дискриминацию, притеснение со стороны албанского большинства, как в отношении своего языка, образования на сербском языке, средств массовой информации, так и в отношении отправления религиозных обрядов в храмах сербской православной церкви, которые тоже подвергались нападкам со стороны албанцев. Договорились создать Сообщество сербских муниципалитетов Косово. До сих пор никто не хочет этого делать. Вернее, как Евросоюз уже понял, албанцы в Приштине (они об этом публично заявили) не будут этого выполнять. ЕС расписался в полном своем бессилии. Сейчас Франция с Германией «утерлись» (извините за неформальное выражение) и продвигают новую «инициативу». Она никаких прав для сербов в Косово не предполагает и просто требует от Белграда, если они не хотят признавать независимость Косово, то пусть не признают, но должны смириться с тем, что Косово в непризнанном ими статусе будет вступать в международные организации включая ООН, Совет Европы и так далее.
В этом документе о Сообществе сербских муниципалитетов Косово, речь шла ровно о том же, что и в Минских договорённостях. Только в косовском случае речь шла о правах сербов, а в Минских договорённостях о правах русских в Донбассе. А права, и те, и другие были одинаково прописаны – это родной язык, образование, право создавать свои правоохранительные структуры (местную полицию), и в сербских районах Косово и в Донецкой и Луганской народных республиках, право голоса при назначении судей и прокуроров. И право облегченных экономических связей с соседними регионами, для косовских сербов – с Сербией, а для Донбасса – с Российской Федерацией. Всё. Одно и то же, один в один, и там, и там.
Евросоюз расписался в полной своей несостоятельности и недоговороспособности. Эти тенденции к ослаблению ЕС, с одной стороны, в финансово-экономическом плане активно наращивают американцы, а в политическом, геополитическом, в плане дипломатического влияния Евросоюз самостоятельно делает все, чтобы свою роль свести до минимума.

Вопрос: Ситуация в мире ухудшается. Получается, что чем больше говорим о безопасности, тем дальше она уходит от нас. Что дает Вам оптимизм. На чем он основан в этой ситуации? Верите ли Вы в то, что возможно отстоять мир и избежать худшего сценария?
С.В.Лавров: Знаете, я и все мои ближайшие соратники в нашем Министерстве, и коллеги из других ведомств и структур (Администрации Президента, Аппарата Правительства) привыкли не философствовать насчет того «удастся – не удастся». Кто не работает, тот не достигает результата. Всегда, когда мы видим проблему – стремимся ее решить, бросая на это все силы. Получается – не получается – об этом будем думать потом, когда поймем чего мы достигли. Не всегда бывает удовлетворительный результат. Но, как правило, если стараться, творчески подходить к делу, всегда стремиться не только свои сформулировать подходы, и услышать партнера и понять насколько этот партнер искренен, насколько он хочет от тебя получить односторонние уступки, или он действительно готов по-честному, как и записано в Уставе ООН, на основе суверенного равенства государств, или, как записано в документах ОБСЕ, на основе консенсуса готов искать компромиссы. Когда ты понимаешь партнера (живое общение ничем не заменить, потому что онлайн это трудно понять), что он нацелен на компромисс – тогда результат получается.
Приведу пример. Когда Госсекретарем в США был Дж.Керри, мы с ним общались больше, чаще и дольше, чем с кем бы то ни было из наших партнеров, включая ближайших соседей. Более 50 раз ежегодно мы встречались или говорили по телефону. Я видел в Дж.Керри человека, искренне заинтересованного в результате. Он готов на то, чтобы этот результат был не односторонним, проамериканским, а общим и помогал бы нам решать проблемы сообща.
Такой настрой у него почувствовал, когда мы встречались в апреле 2014 г. в Вене, сразу после референдума о независимости Крыма и присоединение его к России. Там была также Высокий представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности британка К.Эштон, и был исполняющий обязанности главы внешнеполитической службы от киевских «переворотчиков» А.Б.Дещица. Мы вчетвером сидели и согласовали бумагу, которая принимала к сведению заверения украинской власти в апреле 2014 г., о том, что они будут решать проблему Украины на основе федерализации и децентрализации. Дальше было записано, что процесс этот будет начат с участием всех регионов и областей Украины. Мне казалось, что и Дж.Керри был в пользу такого подхода. Он прекрасно понимал, что без вот такого широкого диалога попытка навязывать концепции и ценности только западной части украинского народа (было очевидно, что этот переворот совершили западенцы) будет губительно. К сожалению, потом эта концепция ушла в небытие. Видимо, какие-то другие «кураторы» были на украинском направлении в Госдепартаменте США.
Но у нас были с ним и позитивные результаты. В 2013 г. мы смогли в рекордные сроки по поручению Б.Обамы и В.В.Путина согласовать договоренность о присоединении Сирии к Конвенции о запрещении химического оружия. Это позволило предотвратить готовившееся американское нападение на Сирию.
Вслед за этим, в 2015 г. у нас с Дж.Керри был по Сирии переговорный процесс, который достиг совершенно немыслимой на тот момент, а сегодня тем более, договоренности. Тогда наши военные там развернулись и тогда американцы вошли на восток Сирии. Российские и американские военнослужащие обязуются вместе бороться с терроризмом. Когда мы или они (русские и американцы) определят цель, которая должна быть уничтожена, они будут ее уничтожать только по согласованию с другой стороной. То есть мы должны свои удары согласовывать с американцами, а американцы должны согласовывать свои удары с нами. При таком понимании вооруженные силы Сирийской Арабской Республики были готовы прекратить использование своей боевой авиации. Это все было согласовано. Единственное, Дж.Керри сказал, что ему нужно неделю с кем-то там проконсультироваться. Потом это, к сожалению, не состоялось.
На переговоры нужно настраиваться не с задачей подавить противника, а с тем, чтобы через уважительный диалог достичь результата.
В связи с тем, что вы представляете соотечественников, хотел бы выразить нашу солидарность со всеми, кто продолжает, живя за границей, ассоциировать себя с Российской Федерацией, со своей Родиной, кто бережет язык, воспитывает на своем языке детей, внуков, старается продвигать взаимопроникновение культур. Диаспора –это всегда носитель культуры. И как немцы и итальянцы в России веками жили и продолжают жить, так и русские сейчас в современной Европе несут нашу культуру, обогащают страны, в которых они оказались волею судеб.
Президент России В.В.Путин недавно комментировал эту ситуацию. Культуру отменить невозможно. Она неподвластна никаким боррелям и прочим бюрократам, пытающимся стимулировать русофобские настроения, пытающимся «подзуживать» обычное население, дискриминировать русских, вплоть до того, что в ресторанах вывешиваются объявления, что русских не обслуживают, а разговор по-русски на улице в каком-то восточноевропейском городе может тоже стать предметом инцидента.
Мы понимаем, под каким давлением находятся организации наших соотечественников за рубежом. В Соединенных Штатах их посещают представители ФБР и требуют объяснить, что они делают, и что это за «организации российских соотечественников», и многое другое, даже вплоть до попыток судебного преследования. Тем отраднее, что наши соотечественники остаются верными своему выбору.
Мы продолжаем работу по линии Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. У нас в 2021 г. состоялся очередной VII Всемирный конгресс соотечественников, с участием Президента России. В этом году – тематическая конференция о том, как экономическое сотрудничество может стимулировать наших соотечественников, и как они могут развивать сотрудничество в странах, где они проживают, с Российской Федерацией. Бизнесмены российского происхождения из более чем 80-ти стран участвовали в этой конференции.
http://council.gov.ru/services/reference/9930/https://vksrs.com/vsemirnyy-kongress/about/https://www.mid.ru/ru/press_service/spokesman/briefings/1835524/#1
Проводятся региональные мероприятия. В этом году они состоялись для стран Европы, Африки, Ближнего Востока, Америки, Тихого океана и Азии. Съезжаются представители соотечественников из этих стран и проводят свои региональные мероприятия.
Также в этом году состоялось немаловажное событие – международная конференция «Консолидация женских объединений и их роль в современных общественных процессах». Они решили создать Всемирную федерацию русскоговорящих женщин. Надеюсь, что русскоговорящие мужчины будут им в этом всячески помогать.
http://www.council.gov.ru/events/news/139600/
Нисколько не сомневаюсь, что все граждане западных стран, на территории которых обосновалась русская диаспора прекрасно знают насколько позитивна и готова к сотрудничеству эта группа людей и по деловым проектам, и в общечеловеческом плане.

Pressekonferenz des Außenministers der Russischen Föderation, Sergej Lawrow,
zur Problematik der europäischen Sicherheit, Moskau, 1. Dezember 2022

Sehr geehrte Vertreter der Medien, Guten Tag.
1 Dezember 2022 22:07 https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1841407/?lang=de
Danke, dass Sie unserer Einladung gefolgt sind. Wir hielten es für wichtig, gerade heute über die Probleme der europäischen und damit globalen Sicherheit zu sprechen. In Europa sind immer Ansprüche seitens der Nato-Mitglieder zur Dominanz im globalen Ausmaß zu erkennen. Die Indopazifische Region wurde bereits zum Zuständigkeitsbereich der Allianz erklärt. Die Entwicklung auf unserem Kontinent interessiert nicht nur Europäer, Einwohner Nordamerikas, sondern auch Vertreter aller anderen Länder der Welt, vor allem Schwellenländer, die verstehen wollen, welche Initiativen in Bezug auf ihre Regionen Nato-Staaten, die ihre globalen Ambitionen verkündeten, vorbereiten können.
1990 fand der Gipfel einer Struktur statt, die damals Konferenz für Sicherheit und Zusammenarbeit in Europa (KSZE) hieß. Auf der Veranstaltung nahmen alle Teilnehmerstaaten, darunter Nato-Länder und Mitglieder des Warschauer Vertrags auf der höchsten Ebene in Paris eine Charta für ein neues Europa an, das das Ende der „Ära der Konfrontation und Spaltung des Kontinents“ fixierte, die Beseitigung der Barrieren für den Bau eines wahr gesamteuropäischen Hauses ohne Trennlinien erklärte.
Ein interessanter Fakt aus der damaligen Zeit. Auf der Schlussetappe des KSZE-Gipfels in Paris 1990 warnte US-Außenminister James Baker den US-Präsidenten, dass eine reale Bedrohung für die Nato gerade die Konferenz für Sicherheit und Zusammenarbeit in Europa darstellen könne. Ich verstehe ihn – das ist tatsächlich so. Denn als der Kalte Krieg zu Ende ging, sagten viele vernünftige Politiker und Politologen, dass es jetzt besser wäre, nicht nur auf den bereits aufgelösten Warschauer Vertrag, sondern auch die Nato zu verzichten, und alle Anstrengungen zu unternehmen, damit die OSZE eine wahre Brücke zwischen Ost und West, eine einheitliche Plattform zur Umsetzung gemeinsamer Ziele auf Grundlage des Gleichgewichts der Interessen jedes Teilnehmerlandes wird.
Dazu ist es nicht gekommen. In der Tat wollte der Westen die Dominanz beibehalten. In der Aussicht der Verkörperung der Mottos über Gleichberechtigung und Fehlen der Trennlinien und Barrieren, über ein wahres gesamteuropäisches Haus sahen die Westler eine Bedrohung für ihre Positionen, die auf die Dominanz Washingtons, Brüssels in allen globalen Angelegenheiten, vor allem in Europa abzielten.
Gerade daraus ergibt sich de facto das berüchtigte Konzept der „auf Regeln beruhenden Weltordnung“. Der Westen bezeichnete schon damals diese „Regeln“ als einen unabdingbaren Teil seiner Position in der Weltarena. Gerade dieses Gefühl, dass die westlichen „Regeln“ alle Probleme ohne Konsultationen mit anderen lösen können, wurden ein Grund davon, dass der Westen es für möglich hielt, fast 80 Tage lang Jugoslawien barbarisch zu bombardieren, wobei seine gesamte zivile Infrastruktur vernichtet wird. Dann griffen die Westler unter einem ausgeklügelten Vorwand in den Irak ein und bombardierten dort alles Notwendige für das Leben der Zivilbevölkerung und Lebensversorgung des Landes. Dann wurde der libysche Staat vernichtet. Es folgten viele andere Abenteuer, von denen Sie sehr gut wissen.
Russland verlor nicht die Hoffnung, dass wir zu den Grundlagen der Helsinki-Prinzipien zurückkehren können. Wir kämpften weiter um OSZE. Es wurde vorgeschlagen, auf Grundlage der Schlussakte von Helsinki ein rechtlich verbindliches Dokument, eine Satzung der OSZE, vorzubereiten. Der Westen willigte darin nicht ein.
Wir erinnern uns daran, wie die Nato geschaffen wurde. Der erste Generalsekretär der Allianz, Hastings Lionel Ismay, erfand einst eine Formel: „Die Russen sollen außerhalb Europas, die Amerikaner in Europa und die Deutschen unter Kontrolle Europas gehalten werden“. Die aktuelle Entwicklung bedeutet nichts anderes, als die Rückkehr der Allianz zu konzeptuellen Prioritäten, die vor 73 Jahren ausgearbeitet wurden. Nichts änderte sich: Man will die Russen außerhalb Europas halten, die Amerikaner wollen ganz Europa versklaven und taten das schon, und kontrollieren nicht nur die Deutschen, sondern auch die ganze EU. Die Philosophie der Dominanz und einseitiger Vorteile nach dem Ende des Kalten Kriegs verschwand nicht.
Während ihrer Existenz konnte die Nato kaum zumindest eine reale Erfolgsgeschichte schaffen. Die Allianz trägt Zerstörung und Leiden nach außen.
Wollen wir uns an das jüngste Beispiel erinnern – Afghanistan, dem die Allianz innerhalb von 20 Jahren erfolglos Demokratie in eigener Deutung beibringen wollte. Anschaulich ist auch der Fakt, dass bislang auch Sicherheitsprobleme in der serbischen Region des Kosovo nicht gelöst werden, wo die Nato ebenfalls seit mehr als 20 Jahren präsent ist. Sehen Sie, wie viele Jahrzehnte die Amerikaner versuchen, für Ordnung in so einem kleinen und von ihnen kontrollierten Land wie Haiti zu sorgen.
Während die Nato 1991 aus 16 Ländern bestand, sind es jetzt bereits 30 Länder. Vor ihrem Beitritt sind Schweden und Finnland. Die Allianz stationiert immer näher zu unseren Grenzen eigene Kräfte und Militärinfrastruktur. Es werden ständig das Potential und die Mittel ausgebaut, wobei sie näher zu Russland gebracht werden. Es werden Manöver durchgeführt, in denen unser Land de facto offen als Gegner bezeichnet wird. Die Nato erweitert aktiv ihre Tätigkeit im postsowjetischen Raum. Sie spricht von Ansprüchen in der Indo-Pazifik-Region, und nun auch in Zentralasien.
Wir versuchten bis zum letzten Zeitpunkt, die Situation im Euroatlantik vor der weiteren Verschlechterung fernzuhalten. Im Dezember 2021 legte Präsident Wladimir Putin neue Vorschläge über Sicherheitsgarantien – einen Entwurf eines Vertrags zwischen Russland und den USA und einen Entwurf eines Abkommens zwischen Russland und der Nato – vor. In dieser Situation, als man sah, wie beharrlich der Westen die Ukraine in die Nato zog – das war eine offensichtliche rote Linie für die Russische Föderation, wovon der Westen seit vielen Jahren wusste – schlugen wir vor, auf die Erweiterung der Allianz zu verzichten und konkrete juridisch verbindliche Sicherheitsgarantien für die Ukraine, die Russische Föderation, alle europäische Staaten und alle OSZE-Teilnehmerstaaten zu vereinbaren. Es wurde keine Diskussion geschafft.
Im Dezember 2021 zog es Washington vor, eine reale Chance auf Deeskalation nicht zu nutzen. Es gab sie nicht nur bei den USA, sondern auch bei der OSZE, die für Entspannung sorgen könnte, wenn sie die Regelung der Ukraine-Krise auf Grundlage des Minsker Maßnahmenkomplexes, der im Februar 2015 abgestimmt und im gleichen Monat durch eine Resolution des UN-Sicherheitsrats einstimmig gebilligt wurde, erreicht hätte. Die Exekutivstrukturen der OSZE erwiesen sich de facto vollständig unterordnet gegenüber den USA und Brüssel, die den Kurs auf allseitige Unterstützung des Kiewer Regimes in seiner Politik der Ausrottung von allem Russischen – Bildung, Medien, Nutzung der Sprache in der Kultur, Kunst und Alltagsleben nahmen. Die Westler unterstützten das Kiewer Regime auch bei seinem Kurs auf gesetzgebendes Aufdrängen der Theorie und Praxis des Nazismus – entsprechende Gesetze wurden ohne jegliche Reaktion aus „aufgeklärten“ Hauptstädten der westlichen Demokratien angenommen, sowie bei Anstrengungen, die Ukraine in ein Aufmarschgebiet zur Abschreckung Russlands, Gebiet der direkten militärischen Bedrohungen für unser Land zu verwandeln.
Ich würde betonen, dass ein großer Beitrag zur Diskreditierung der OSZE auch von der Sonderbeobachtermission in der Ukraine geleistet wurde, die als grobe Verletzung ihres Mandats auf tägliche Verstöße gegen die Minsker Abkommen seitens den Streitkräften der Ukraine und nationalen Bataillonen nicht reagierte. Die Mission der Organisation stellte sich de facto auf die Seite des Kiewer Regimes. Bereits nach ihrer Auflösung gab es unschöne Fakten des Zusammenwirkens der Mission mit westlichen Sicherheitsdiensten sowie der Teilnahme angeblich neutraler OSZE-Beobachter an der Beobachtung von Positionen der Volksrepubliken Lugansk und Donezk, Sammeln von Aufklärungsdaten im Interesse der Streitkräfte der Ukraine und nationalistischen Bataillonen – ihnen wurden Informationen von Überwachungskameras der Mission, die an der Kontaktlinie stationiert waren, übermittelt.
Mitte Februar ist der seit diesen vielen Jahren andauernde Beschuss der Volksrepubliken Lugansk und Donezk um das Zehnfache gestiegen – es gibt Statistik, sie kann nicht verheimlicht werden. Nach Russland strömten sehr viele Flüchtlinge. Wir hatten keine andere Wahl, um die Einwohner von Donbass zu retten und die Sicherheitsbedrohungen für die Russische Föderation aus dem ukrainischen Territorium zu beseitigen, als die Volksrepubliken Lugansk und Donezk anzuerkennen und gemäß Artikel 51 der UN-Charta auf ihre Bitte eine militärische Spezialoperation zu ihrem Schutz vor Nazis zu beginnen.
Der Westen versucht seit vielen Jahren die Privatisierung, genauer gesagt feindliche Übernahme der OSZE umzusetzen, diese letzte Plattform eines gesamtregionalen Dialogs sich unterzuordnen.
Mit Bemühungen der EU werden parallele Strukturen und Sitzungen wie die Europäische Politische Gemeinschaft geschaffen. Am 6. Oktober fand in Prag das Auftakttreffen dieses Formats statt. Bei der Vorbereitung dieser Veranstaltung sagte Emmanuel Macron stolz, dass alle außer Russland und Belarus eingeladen wurden. Er wurde sofort von solchen angesehenen Vertretern der europäischen Diplomatie wie Josep Borrell, Annalena Baerbock unterstützt, die sagten, dass die Sicherheit nicht mit der Russischen Föderation aufgebaut werden soll, wie dazu Angela Merkel und andere europäische Anführer aufgerufen hatten, sondern gegen sie.
Vor einigen Jahren versetzten Deutschland und Frankreich, als sie die Initiative der Allianz der Multilateralisten, in welche sie jene, welche sie wollen, einladen würden, vorlegten, damit der OSZE einen Rückschlag. Ungefähr auch so laden die USA nur ihre Leute zum sogenannten „Gipfel für Demokratie“ ein. Als wir Deutsche und Franzosen fragten, wozu man die Allianz bildet, wenn in Europa bereits eine inklusive Plattform OSZE besteht, und in einem globalen Format – die UNO – das sind doch überaus multilaterale Formate? Uns wurde gesagt, dass in diesen Strukturen tatsächlich alle Länder vertreten sind, doch für einen effektiven Multilateralismus soll nicht in der OSZE und UNO gearbeitet werden, man braucht eine Gruppe der Anführer. In der OSZE und UNO seien “Rückwärtsgewandte”, die bei der Förderung des effektiven Multilateralismus stören werden. Gerade sie, progressive Vertreter, werden sich damit befassen, die Restlichen sollen sich anpassen – so ist die Philosophie, die auch die hohen Prinzipien untergräbt, auf denen die OSZE aufgebaut wurde.
Die Schweden hatten den Vorsitz 2021, schon damals gingen sie offen nicht als faire Händler, sondern als aktive Teilnehmer der westlichen Politik zur Unterordnung der OSZE den Interessen der USA und Brüssels vor. Es waren de facto gerade die Schweden, die die Vorbereitung zur „Beerdigung“ der Organisation einläuteten.
Unsere polnischen Nachbarn schaufelten ein ganzes Jahr lang ein Grab für die OSZE, wobei die Reste der Konsens-Kultur zerstört werden. Die Handlungen Warschaus verletzen grob die Regeln des Verfahrens und Beschlüsse der direktiven Organe der Organisation. In der OVKS billigten wir auf der Ebene der Außenminister von sechs Ländern am 23. November eine Sondererklärung, wo prinzipielle Einschätzungen dieser unschönen Handlungen des polnischen Vorsitzes gegeben wurden. Wir wissen, dass auch mehrere andere OSZE-Länder diese Position teilen. Ich kann verantwortungsvoll sagen, dass der Anti-Vorsitz Polens in der Geschichte der Organisation den schlimmsten Platz einnehmen wird. Niemand fügte so viel Schaden der OSZE beim Vorsitz zu.
Klar ist nur, dass wenn unsere westlichen Nachbarn, und diese können die Nachbarschaft nicht auflösen, und ehemalige Partner Interesse daran haben werden, zu einer gemeinsamen Arbeit an der europäischen Sicherheit zurückzukehren, wird es keine solche Wiederherstellung geben. Das würde die Rückkehr zu etwas, was es früher gab, bedeuten. Aber es wird nicht mehr „business as usual“ geben.
Wenn und falls der Westen versteht, dass man Nachbarn basierend auf irgendwelche gegenseitig abgestimmte Grundlagen sein sollte, werden wir zuhören, was sie uns vorschlagen werden. Das sollten prinzipiell neue Grundlagen des Zusammenwirkens sein. Ob in der absehbaren Zukunft die Möglichkeit für ein solches Zusammenwirken entsteht? Ich weiß nicht. Es soll der Westen entscheiden, der seit diesen langen Jahrzehnten systematisch alles, was als Prinzipien des Funktionierens einer einmaligen gesamteuropäischen Organisation unter dem Namen OSZE gegründet wurde, zerstörte.

Frage: Russland ist abgeschnitten von der europäischen Diplomatie, nachdem ihren Vertretern verboten wurde, zu den Sitzungen der OSZE bzw. Münchner Sicherheitskonferenz zu kommen. Was soll Moskau in diesem Fall machen? Wie sollte man sich an neue Realitäten anpassen? Inwieweit ist aktuell der Getreide-Deal für Russland in diesem Kontext?
Sergej Lawrow: Die angeführten Beispiele können auch dadurch ergänzt werden, dass unsere Parlamentarier in diesem Jahr zweimal zu den Sitzungen der Parlamentarischen Versammlung der OSZE via Nichtausstellung von Visa (die eine war in Großbritannien, die zweite vor kurzem in Polen) nicht zugelassen wurden. Das ist ein Zeichen davon, wie „faire Händler“ sich mit Leitung der gesamteuropäischen Organisation befassen.
Zurück zur Frage, ob wir von der europäischen Diplomatie abgeschnitten werden, man sollte klären, ob es die europäische Diplomatie noch immer gibt, wenn ja, was ist das? Bislang hören wir von europäischen Diplomaten Erklärungen im Sinne Josep Borrells, die er als Mantra seit Beginn der militärischen Spezialoperation wiederholt – „dieser Konflikt muss mit einem Sieg der Ukraine auf dem Schlachtfeld enden“. Das sagt ein europäischer Diplomat.
Als Frankreichs Präsident Emmanuel Macron ein Treffen im Rahmen der von ihm vorgeschlagenen Europäischen Politischen Gemeinschaft ankündigte, sagte er, dass Russland und Belarus nicht eingeladen werden. Der Hohe Vertreter der EU für Außen- und Sicherheitspolitik Josep Borrell und dann die Bundesaußenministerin Deutschlands Annalena Baerbock kündigten eine neue Aufgabe an: „Die europäische Sicherheit nicht mit Russland, sondern gegen Russland aufzubauen“. Wenn man unter europäischer Diplomatie solche Erklärungen versteht, denke ich nicht, dass wir das brauchen. Man sollte das verstehen, wenn dort vernünftige Menschen auftauchen.
Der Präsident des Europäischen Rats Charles Michel fordert die Gewährleistung des Siegs der Ukraine und sagt, dass es gemacht werden soll, weil die „Ukraine europäische Werte anstrebt“ und der Nato-Generalsekretär Jens Stoltenberg sagte, dass „sie bereits die Werte Europas, Freiheit und Demokratie verteidigt und fördert“. Ähnliche Aussagen gab es auch seitens der EU-Kommissionschefin Ursula von der Leyen.
„Die Spitze der europäischen Diplomatie“ sagt, dass man jetzt der Ukraine helfen soll, die europäischen Werte zu verteidigen, aber das bedeutet nur eines – diesen europäischen Diplomaten wird nicht über zahlreiche Fakten davon, was in der Ukraine tatsächlich vor sich geht, berichtet. Darüber, wie lange vor Beginn der militärischen Spezialoperation seit Langem die Vernichtung der Russischen Orthodoxen Kirche trotz aller Normen des zivilisierten Lebens; der Möglichkeit für nationale Minderheiten, ihre Sprache in allen ohne Ausnahme Bereichen zu nutzen (dann wurden aber europäische Minderheiten aus diesem Verbot ausgeschlossen, es blieb nur die russische Minderheit); der russischen Medien, die nicht nur Russen und russischen Organisationen gehörten, sondern auch die in der russischen Sprache sendeten, den Ukrainern gehörten, erfolgte; es wurden politische Parteien verboten, Anführer der politischen Strukturen festgenommen, dazu auch die offen aufgedrängte nazistische Praxis, die in der Gesetzgebung der Ukraine festgelegt ist.
Zahlreiche Interviews Wladimir Selenskis zeigen, welche Werte das jetzige Kiewer Regime verteidigt. Er sagt ständig, dass „man Russland nicht ermöglichen darf, zu siegen“. Alle applaudieren dabei wie bezaubert. In einem Interview sagte er, dass wenn man Russland ermögliche, zu siegen (dieser Gedanke wurde dann auch von Nato-Generalsekretär Jens Stoltenberg wiederholt), könnten dann auch andere große Länder kleinere Länder angreifen. Einige Großländer auf verschiedenen Kontinenten würden die Geografie der Welt verändern. Wladimir Selenski behauptet, dass er selbst für ein anderes Szenario ist: „Jeder Mensch auf der Erde wird wissen, dass unabhängig davon, in welchem Land er lebt und welche Waffen es hat, er gleiche Rechte hat und gleich geschützt ist, wie jeder andere Mensch in der Welt“.
Fragte niemand von denen, die Interviews mit ihm machten, Selenski, ob er nicht daran vergaß, was er Ukrainern, die eine Verbindung mit der russischen Kultur spüren, empfohlen hat. Vor einem Jahr, im August 2021 sagte er ihnen, sie sollten nach Russland abhauen. Der Mann, der die Rechte jedes Menschen in der Welt verteidigen will, wollte aus seinem Land die Russen vertreiben, nur weil sie ihre Sprache und Kultur beibehalten wollten.
Wir erstellten viele Informationsberichte über den Getreide-Deal. Seit März 2022 erklärten unsere Militärs jeden Tag 12 stündige Perioden der humanitären Korridore für die Ausfuhr des ukrainischen Getreides aus ukrainischen Häfen. Das einzige Hindernis – die Häfen waren vermint. Den ukrainischen Kollegen wurde vorgeschlagen, Schiffe via Minenfelder auszuführen, wobei die russischen Militärs ihre sichere Beförderung in die Meerbusen garantiert hätten. Wladimir Selenski sagte, dass es eine Falle sei und man Russen nicht vertrauen solle. Dann schlugen wir vor, die Freiheit der Durchfahrt durch neutrales Gewässer zusammen mit türkischen Kollegen zu garantieren. Sie stimmten zu. Dann zeigte Wladimir Selenski wieder seine Laune. Die Einmischung des UN-Generalsekretärs ermögliche die Unterzeichnung von zwei Dokumenten am 22. Juli in Istanbul. Das erste Dokument erklärt ausführlich, welche Schritte und Garantien beim Export der ukrainischen Lebensmittel aus drei ukrainischen Häfen gelten werden. Im zweiten Dokument geht es darum, dass UN-Generalsekretär sich bemühen wird, die künstlichen Hürden bei dem Export der russischen Düngemittel und Getreide zu beseitigen. Vor einer Woche wurden Erklärungen aus einer europäischen Struktur gehört, dass keine Beschränkungen für den Export russischer Düngemittel und Getreide in Sanktionen enthalten sind. Aber das ist offensichtliche Lüge. Die Rubrik „Düngemittel und Lebensmittel aus Russland“ gibt es in Sanktionslisten nicht. Aber es sind Banktransaktionen verboten (vor allem für unsere Rosselchosbank, die von SWIFT abgeschnitten wurde, diese Bank bedient mehr als 90 Prozent unserer Lebensmittellieferungen), es wurde der Zugang russischer Schiffe in europäische Häfen, ausländischer Schiffe in russische Häfen sowie ihre Miete und Versicherung verboten. UN-Generalsekretär Antonio Guterres betonte das offen auf dem G20-Gipfel in Indonesien. Er befasst sich mit Aufhebung dieser Hindernisse. Doch fünf Monate nach der Unterzeichnung des Deals ist die Reaktion der USA und EU äußerst langsam. Man muss irgendwelche Ausnahmen durchsetzen. Wir unterstützen das, was der Generalsekretär macht, doch seitens des Westens ist kein großer Respekt gegenüber seinen Bemühungen zu erkennen – wenn man zeigt, wer der Herr im Haus ist, wen man anflehen muss.

Frage: Wie wird die europäische Sicherheit ohne Teilnahme des Unionsstaates Russlands und Belarus aussehen? Wie sind Ihre Prognosen?
Sergej Lawrow: Es ist schwer für mich, Prognosen zu machen. Ich kann verantwortungsvoll sagen, wie die Sicherheit des Unionsstaates Russlands und Belarus aussehen wird, unabhängig davon, mit welchen weiteren Verhöhnungen das Fundament der OSZE konfrontiert wird.
Wir haben den Preis von denen erfahren, die den Vorsitz in OSZE beanspruchen, wobei Funktionen eines fairen Händlers Personen versprochen wurden, die jetzt das OSZE-Sekretariat leiten und kein Recht haben, etwas zu machen, das über die Rahmen des Konzeptes hinausgeht. 1975 wurde die KSZE nicht mit dem Ziel geschafft, dass alle jemandem folgen, sich der Vision des Friedens und Aufgaben der Gewährleistung der Sicherheit und Zusammenarbeit unterordnen, die unsere Partner vorschlugen. Die OSZE wurde ins Leben gerufen, damit jeder gehört wird, und kein Land sich aus dem allgemeinen Prozess ausgeschlossen fühlt. Aber jetzt wurde alles völlig verdreht. Der Westen macht gerade das, gegen was die OSZE eingerichtet wurde. Es werden Trennlinien gegraben. Doch wo gegraben wird, kann jemand beerdigt werden. Ich befürchte, dass es speziell für die OSZE gemacht wird. Alle diesen Initiativen – Europäische Politische Gemeinschaft (alle außer Russland und Belarus), offene Einladung zum Bruch der OSZE, Schaffung der westlichen Clique, wo sie eigene Projekte durchsetzen werden, darunter einseitige illegale Sanktionen, Schaffung von Tribunalen für Beschlagnahmung der Mittel – das nicht verschwundene koloniale Denken. Der Wunsch und das Streben, auf Kosten der Anderen zu leben.
Die USA leben jetzt auf Kosten Europas. Sie werden von der Wirtschafts- und Energiekrise profitieren, in die Europa gelang, ihr Gas verkaufen (um das Vierfache teurer, als bei Russland), eigene Gesetze zum Kampf gegen Inflation durchsetzen, hunderte Milliarden Dollar Subventionen für eigene Industrie bereitstellen, um Investoren aus Europa anzuwerben. Im Ergebnis wird Europa zur Deindustrialisierung kommen.
Die Westler versuchen, die Sicherheit ohne Russland und Belarus aufzubauen. Aber zunächst soll man das untereinander vereinbaren. Frankreichs Präsident Emmanuel Macron flog eilig nach Washington, sich zu beklagen und zu fordern. Ich weiß nicht, womit das alles enden wird, doch wir brauchen solche Sicherheit nicht. Die ganze Sicherheit Europas besteht nun darin, dass sie sich vollständig den USA unterworfen haben. Noch vor einigen Jahren gab es in Deutschland und Frankreich Streitigkeiten, als es für eine strategische Autonomie der EU und Schaffung der Streitkräfte der EU eintrat. Vor kurzem sagte ein Mitarbeiter des Apparats des Nationalen Sicherheitsrats der USA, dass Europa alle Träume von der Schaffung der eigenen Armee kategorisch vergessen soll. Vor einigen Jahren endeten solche Diskussionen in Deutschland mit einer Schlussfolgerung, dass man sich bei der Gewährleistung der Sicherheit Deutschlands auf die Nato stützen soll. Polen, baltische Länder und mehrere Staaten Mitteleuropas, die früher vernünftige Herangehensweisen zeigten, bekamen nun ultraradikale russophobe und antieuropäische Regierungen.
Zur Selbstständigkeit Europas. Es begannen Diskussionen über den Anstieg der Anzahl der US-Truppen zur Durchführung der Übungen auf dem europäischen Kontinent nahe Russland und Belarus. Als Pentagon-Chef Lloyd Austin gefragt wurde, auf welcher Basis US-Truppen verlegt werden – zeitweilig oder anders – sagte er sofort, dass Washington es noch nicht beschlossen hat, wie die Militärpräsenz in Europa sein werde. Er hatte gar nicht vor zu sagen, dass man darüber mit europäischen Verbündeten sprechen sollte. „Wir haben das noch nicht beschlossen“. Das ist eine Antwort auf die Frage, wie die Sicherheit in Europa sein wird.
Der Unionsstaat hat Pläne des militärischen Baus. Es gibt eine gemeinsame Gruppierung mit Boden- und Luftelementen. Die Präsidenten Russlands und Belarus widmen dem Problem hohe Aufmerksamkeit, wobei andauernde Provokationen seitens der Ukraine beachtet werden. Alle notwendigen Maßnahmen der Aufrechterhaltung der Bereitschaft zu allen Varianten sind getroffen. Wir werden uns auf gute Möglichkeiten des Unionstaates stützen.
Wenn Westeuropa, Nato, EU die Sackgasse des Kurses, der jetzt durchgeführt wird, und riesengroße Risiken verstehen, werden wir sehen, wozu sie bereit sein werden, zu uns mit der Bitte zu kommen, irgendwelche anderen Möglichkeiten zu besprechen.

Frage: In diesem Monat fanden gemeinsame Übungen der Nato im Atlantischen Ozean und im Mittelmeer statt. Daran nahmen Flugzeugträger aus verschiedenen Ländern, darunter fortgeschrittener US-amerikanischer Flugzeugträger USS Gerald R. Ford, der zum ersten Mal daran teilnahm. Welche Rolle spielen die USA bei Nato-Übungen? Welche Absichten haben die USA, wobei die militärische Integration mit europäischen Ländern gefestigt wird? Wie beeinflussen gemeinsame Nato-Übungen die regionale Sicherheit in Europa?
Sergej Lawrow: In den letzten zehn Jahren gewannen die Nato-Übungen an Intensität, Häufigkeit, sie sind offen ausgerichtet auf die Abschreckung Russlands. Es werden Legenden und Namen erfunden, wobei die offene antirussische Ausrichtung vertuscht wird. Sie finden immer näher an unseren Grenzen statt: Baltikum, Schwarzes Meer, Bodenübungen in Polen, viele andere Maßnahmen, die der Grundakte über gegenseitige Beziehungen, Zusammenarbeit und Sicherheit zwischen der Russischen Föderation und der Nordatlantikvertrags-Organisation 1997 widersprechen. Damals wurde geschafft, die Prinzipien der Partnerschaft abzustimmen, sie sind in der Akte festgeschrieben. Der Hauptpunkt dieses Dokuments war die Verpflichtung der Nato, auf die Stationierung der bedeutenden Kampfkräfte auf dem Territorium neuer Allianzmitglieder auf ständiger Grundlage zu verzichten. Eine gute, aber politische Verpflichtung, wie auch im Fall der OSZE-Erklärungen 1999 und 2010, die eigene Sicherheit nicht auf Kosten der Sicherheit des Nachbars zu stärken. In der Russland-Nato-Akte ist die Nichtstationierung der bedeutenden Kampfkräfte auf dem Territorium der neuen Allianzmitglieder fixiert. Ein „Kompromiss“ als Antwort darauf, dass die Organisation trotz der bereits der Sowjetunion und dann der russischen Führung gegebenen Versprechen, das nicht zu machen, erweitert wurde. Uns wurde gelogen. Bei einem naiven Versuch, die Partnerschaft mit dieser Allianz beizubehalten, gingen wir auf die Unterzeichnung der Grundakte ein, die bedeutete, dass Russland die Erweiterung der Allianz als Fakt annahm. Als Entschädigung versprach die Nato feierlich, auf dem Territorium der neuen Mitglieder keine bedeutenden Kampfkräfte auf ständiger Grundlage zu stationieren. Nach einiger Zeit schlugen wir vor, das gegenseitige Vertrauen noch mehr zu festigen, wobei der Begriff „bedeutende Kampfkräfte“ gedeutet wurde, es wurde ein konkretes juridisches Abkommen vorbereitet. Die Organisation lehnte das kategorisch ab. Sie sagten, dass sie selbst den Begriff „bedeutende Kampfkräfte“ bestimmen werden, die sich verpflichten, auf ständiger Grundlage nicht zu stationieren, wobei präzisiert wurde, dass eine Rotation möglich ist. Jetzt werden als Verstoß der Verpflichtung bedeutende Kampfkräfte stationiert, fast im Non-Stop-Format. Formell geht es um Rotation. Bis vor kurzem sagte die Nato, dass es keine Sicherheitsbedrohungen für Russland und jemanden anderen geben kann, weil die Nato eine „Verteidigungsallianz“ sei, die das Territorium ihrer Mitglieder verteidigt. Doch als die Sowjetunion und der Warschauer Vertrag existierten, war klar, gegen wen sie sich verteidigt. Der Warschauer Vertrag und die Sowjetunion wurden aufgelöst. Seit dieser Zeit verschob die Nato fünfmal die Verteidigungslinie. Wenn es Verteidigungsallianz ist, bedeutet es, dass sie mit der Bewegung der eigenen Linie sich weiterhin verteidigt, aber gegen wen – das verstand niemand.
Im Juni dieses Jahres auf dem Nato-Gipfel in Madrid genierten sich die Westler nicht mehr und sagten nicht mehr, dass es eine Verteidigungsallianz sei und sie nur das Territorium ihrer Mitglieder verteidigen. Sie sagten, dass sie für globale Sicherheit zuständig sein sollen, vor allem in der Indo-Pazifik-Region. Es tauchte sogar eine These über die Unteilbarkeit der Sicherheit des Euroatlantiks und Indopazifischen Region auf. Damit bewegt die Nato ihre Verteidigungslinie noch weiter in den Osten. Sie wird wohl nahe des Südchinesischen Meeres verlaufen. Angesichts der Rhetorik in der EU, USA, Australien, Kanada, Großbritannien verwandelt sich das Südchinesische Meer in eine der Regionen, wo die Nato die Spannung entfachen will, wie das einst in der Ukraine gemacht wurde.
Wir wissen, wie ernsthaft sich China zu solchen Provokationen verhält, geschweige denn Taiwan und die Taiwanstraße. Wir verstehen, dass solche Nato-Spiele in diesen Regionen Bedrohungen und Risiken für die Russische Föderation tragen. Das ist ebenso nah an unseren Meeren und Küsten wie an das chinesische Territorium.
Bei uns mit Peking entwickelt sich militärische Zusammenarbeit, wir führen gemeinsame Übungen, darunter Antiterrorübungen, durch. Vor kurzem fand eine Veranstaltung zum Patrouillieren des Luftraums statt. Zum ersten Mal landeten russische Fernbomber auf Flughäfen Chinas und chinesische Flugzeuge auf unseren Flughäfen. Das sind Vorsichtsmaßnahmen, die unsere Bereitschaft zu jeder Entwicklung der Ereignisse zeigen.
Alle verstehen sehr gut, dass die Nato unter US-Federführung nach Europa versuchen wird, explosive Situationen in der Indo-Pazifik-Region zu schaffen. Sie wollten Indien in antichinesische und antirussische Allianzen einbeziehen, aber es weigerte sich, den Strukturen beizutreten, die den Charakter eines militärpolitischen Bündnisses haben werden. Neu-Delhi beteiligt sich nur an wirtschaftlichen Projekten, die im Kontext der Indopazifischen Strategien gefördert werden. Dann beschloss Washington, militärpolitische Bündnisse in einer anderen Richtung – angelsächsischen – zu bilden. Die USA, Großbritannien und Australien schufen AUKUS, in die aktiv Neuseeland, Japan, Südkorea gerufen werden.
In der Ukraine ruinieren die USA und die EU alle Kooperationsprinzipien der OSZE, fördern eigene einseitige Herangehensweisen. In einem breiteren Sinne wird die Organisation selbst zerstört, die Region ihrer Teilnehmerländer mit engen, nicht inklusiven Plattformen wie Europäische Politische Gemeinschaft vollgepumpt.
Ebenso verzerren die Westler die universelle Plattform der Zusammenarbeit in der Asien-Pazifik-Region – ASEAN, um die sich die Formate des ASEAN Regional Forum, Ostasiengipfel, Treffen der Verteidigungsminister des Verbandes mit Partnern bildeten – die von allen anerkannten systemische Mechanismen der Zusammenarbeit im Bereich Sicherheit, Wirtschaft und in anderen Bereichen. Jetzt wird das alles aktiv untergraben. Die Hälfte der Mitglieder des Verbandes wird von den USA dazu aufgefordert, sich ihren Plänen anzuschließen. Der zweite Teil der ASEAN-Länder sieht die Risiken und will sich damit nicht befassen.
Der zerstörerische Charakter der Handlungen Washingtons gegen universelle Strukturen, die in Europa und Asien-Pazifik-Region geschaffen wurden und Sicherheitsfragen auf Grundlage der Gleichberechtigung, Gleichgewicht der Interessen lösen sollen, ist offensichtlich. Es wird der Kurs auf eine ständige Schaffung der Reizfaktoren, Brandherde genommen, wobei damit gerechnet wird, dass sich die USA selbst weit weg befinden. Je mehr Krisen die Amerikaner provozieren werden, desto mehr werden ihre Konkurrenten einander abschwächen. Jetzt schwächt Europa sich selbst, indem man den USA blind folgt und die russophobe Politik und die Nutzung der Ukraine als Mittel der Kriegsführung gegen Russland allumfassend unterstützt.

Frage: Wie meinen Sie, bleibt die Möglichkeit in der absehbaren Zukunft, die Sicherheitsgarantien zu vereinbaren, die Russland den USA und der Nato vorgeschlagen hat?
Sergej Lawrow: Wenn unsere westlichen Gesprächspartner ihre Fehler begreifen und die Bereitschaft zum Ausdruck bringen, zur Besprechung der Dokumente, die von uns im Dezember 2021 vorgeschlagen wurden, zurückzukehren, wird es ein positiver Faktor sein. Ich habe Zweifel daran, dass sie in sich Kräfte und Vernunft finden, auf das einzugehen, doch wenn es plötzlich passiert, werden wir bereit sein, das Gespräch wieder aufzunehmen.
Nachdem unsere Vorschläge abgelehnt worden waren, machte der Westen mehrere Schritte, die den Aussichten der Wiederaufnahme des Dialogs vollständig widersprechen. Beim Nato-Außenministertreffen in Rumänien sicherten sie zu, dass die Ukraine in der Allianz sein wird – es gibt hier keine Änderungen. Wie der Generalsekretär Jens Stoltenberg sagte, soll die Ukraine zunächst den Krieg gewinnen und dann wird sie in die Allianz aufgenommen. Die Verantwortungslosigkeit solcher Erklärungen ist für jeden Mensch, der zumindest etwas über die Politik weiß, offensichtlich.
Wir waren bereit, die Sicherheitsfragen im Kontext der Ukraine und in einem breiteren Sinne zu besprechen. Die Westler lehnten unsere Vorschläge vom Dezember 2021 ab, und die Treffen der Militärs und meine Gespräche mit dem US-Außenminister Antony Blinken im Januar in Genf endeten mit nichts. Nach Beginn der militärischen Spezialoperation warnten wir: Die Behauptung, dass niemand außer der Ukraine selbst die Frage über ihre Nato-Mitgliedschaft lösen kann, führt zu einem gefährlichen Szenario.
Im März dieses Jahres baten die Ukrainer um Verhandlungen. Nach einigen Runden gaben sie am 29. März in Istanbul uns zum ersten Mal etwas auf Papier. Wir unterstützten die Prinzipien der Regelung, die in dem damaligen Dokument enthalten waren. Darunter die Gewährleistung der Sicherheit der Ukraine via Respekt ihres blockfreien Statuses, also ihr Nichtbeitritt zur Nato, atomfreier Status – Wladimir Selenski wird nicht mehr sagen, dass der Verzicht auf Atomwaffen 1994 ein Fehler war – und Gewährung der Garantien auf kollektiver Grundlage nicht von der Nato, sondern von fünf ständigen Mitgliedern des UN-Sicherheitsrats, Deutschlands, der Türkei. Wir willigten darin ein. Nach ein Paar Tagen sagten die US-amerikanischen Herren den Ukrainern: Wozu macht ihr das? Es ist klar, dass die USA via die Ukraine die russische Armee ausschöpfen, sowie möglichst viele Waffen der europäischen Länder nutzen sollen, damit Europa dann bei Washington neue Waffen kauft und damit der amerikanischen Rüstungsindustrie und Korporationen Einnahmen sichert. Die Ukrainer sollen zu früh die Bereitschaft zum Ausdruck gebracht haben, von Russen die Sicherheitsgarantien zu bekommen und auf dieser Grundlage die Regelung zu gewährleisten.
Uns wird vorgeworfen, dass wir angeblich ständig um irgendwelche Gespräche bitten, um die Zeit für das Sammeln zusätzlicher Kräfte zur Durchführung der militärischen Spezialoperation zu gewinnen. Das ist lächerlich und unangenehm. Menschen lügen offensichtlich. Wir baten nie um Verhandlungen, sagten aber immer, dass wenn jemand Interesse an einer Verhandlungslösung hat, sind wir bereit, ihn zu hören. Es wird durch den folgenden Fakt bestätigt – als die Ukrainer im März dieses Jahres sich an uns mit solcher Bitte wandten, kamen wir nicht nur entgegen, sondern waren auch bereit, sich auf die Prinzipien zu einigen, die sie selbst vorlegten. Der ukrainischen Seite wurde damals nicht erlaubt, das zu machen, weil der Krieg noch nur genug Bereicherung für jene brachte, die sie leiten, und das machen in erster Linie die USA und Briten.

Frage: Papst Franziskus machte mehrmals den Vorschlag einer Vermittlung, brachte die Bereitschaft zum Ausdruck, Friedensgespräche zwischen Moskau und Kiew zu organisieren. Zugleich betont der Heilige Stuhl die Notwendigkeit langfristiger Lösungen und verantwortungsvoller Zugeständnisse auf beiden Seiten. Wenn es um Zugeständnisse geht, was bedeutet das für Sie? Welche Rolle könnten Italien, Frankreich, Deutschland spielen? Oder hängt von diesen europäischen Ländern nichts mehr ab?
Sergej Lawrow: Papst Franziskus bringt seit ziemlich langer Zeit in öffentlichen Auftritten die Bereitschaft zum Ausdruck, seine Dienstleistungen anzubieten. Aus dieser Position tritt ab und zu Frankreichs Präsident Emmanuel Macron auf. Auch der Bundeskanzler Deutschlands, Olaf Scholz, sagte, dass er mit Russlands Präsident Wladimir Putin weiterhin sprechen werde. Im Laufe der letzten zwei Wochen sagte Emmanuel Macron regelmäßig, dass er ein Gespräch mit Wladimir Putin plane. Das war ziemlich eigenartig, denn zum damaligen Zeitpunkt, als er das sagte, bekamen wir keine Signale via diplomatische Kanäle. Die Franzosen haben so eine Gewohnheit, ihre Diplomatie äußerst öffentlich zu machen. Wir warteten, wann er anruft, falls er das tatsächlich vor hatte. Aber vor einigen Tagen wurde er danach wieder von Journalisten gefragt. Emmanuel Macron sagte, dass er vor seiner Washington-Reise nicht versuchen werde, Wladimir Putin zu kontaktieren. Daraus können wir schlussfolgern, dass Frankreichs Präsident in der US-Hauptstadt nicht nur die Abschwächung der Konkurrenzvorteile Europas besprechen, sondern auch bei Ukraine-Fragen Rücksprache nehmen wird.
Der Präsident der Türkei, Recep Tayyip Erdogan, sagte mehrmals, dass er sowohl mit Wladimir Putin als auch mit Wladimir Selenski spricht. Außer dem Heiligen Stuhl habe ich von Italien als Land keine Initiativen gehört. Mein Kollege Antonio Tajani (wir haben und mit ihm in seinem jetzigen Außenministeramt noch nicht getroffen) spricht irgendwelche Ideen aus, die auf die Suche nach Lösungen gerichtet sind. Allerdings schlägt niemand etwas Konkretes vor.
Es wurden die Vorschläge der Ukraine am 29. März substantiell besprochen. Wir nahmen sie an, doch Kiew wurde verboten, sie umzusetzen. Man sollte quasi Russland noch mehr erschöpfen und Waffen an Europa verkaufen, damit es seine Waffen der Ukraine übergibt.
Papst Franziskus ruft zu Verhandlungen auf, machte aber vor kurzem eine unverständliche Erklärung, die ganz nicht christlich ist. Er nannte zwei Völker der Russischen Föderation in einer Kategorie, von der man während der Kampfhandlungen Gräueltaten erwarten kann. Das Außenministerium Russlands, die Republik Burjatien und die Republik Tschetschenien reagierten darauf. Vatikan sagte, dass sich so etwas nicht wiederholen wird. Es soll zu einem Missverständnis gekommen sein. Das hilft der Sache und dem Ansehen des Heiligen Stuhls nicht.
Zur Frage über mögliche Zugeständnisse. Als wir unsere Vorschläge im Dezember 2021 formulierten (ein Entwurf des Vertrags mit den USA und Abkommens mit der Nato), wurden diese Dokumente ehrlich geschrieben. Das war keine Anfrage. Sonst hätte es im ersten Punkt eine Forderung gegeben, dass die Nato sich selbst auflöst, die USA ihre Truppen aus Europa abziehen, beginnend mit taktischen Atomwaffen in Italien, Deutschland, Belgien, Niederlanden und der Türkei. Dann wäre es eine Anfrage.
Wir betrachteten das ehrlich. Wir bemühten uns, eine Lösung zu finden, die den Amerikanern und der Nato passen würde. Es wurde versucht, die aktuelle Situation mit den Augen unserer westlichen Kollegen anzusehen. So entstanden diese Dokumente. Es schien, dass sie gerechte Vorschläge enthielten und sich auf mehrmals gegebene Zusicherungen stützten. Wir schlugen unter anderem vor, zur militärischen Konfiguration 1997 zurückzukehren, als die Nato im Rahmen der Russland-Nato-Akte die Verpflichtung übernahm, sich keine bedeutenden Kampfkräfte auf dem Territorium neuer Mitglieder zu stationieren.

Werbung

Veröffentlicht 1. Dezember 2022 von anhyeuem66 in Allgemein

Getaggt mit , , , , , , , , , , ,

Kommentar verfassen

Trage deine Daten unten ein oder klicke ein Icon um dich einzuloggen:

WordPress.com-Logo

Du kommentierst mit Deinem WordPress.com-Konto. Abmelden /  Ändern )

Twitter-Bild

Du kommentierst mit Deinem Twitter-Konto. Abmelden /  Ändern )

Facebook-Foto

Du kommentierst mit Deinem Facebook-Konto. Abmelden /  Ändern )

Verbinde mit %s

%d Bloggern gefällt das: